Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки



Кельтские
Гвин ап Нудд

Валлийский Гвин (Gwynn) или Гвин ап Нудд (Gwynn ap Nudd) - властитель Аннона, Потустороннего Мира. Он сын Нудда, который никто иной как Бели, т.е. супруг богини Дон. Известно, что сама Богиня Дон - та же самая Богиня, что и Дану, Мать Богов клана Туата де Даннан. Однако сам Нудд занимает в мифологии валлийцев более скромное место, чем его сын. Гвин ап Нудд пережил в мифах и легендах чуть ли не всех своих божественных родичей.

"Gwyn" в переводе означает "прекрасный, белый, яркий" и значит почти тоже самое, что ирландское слово "fionn". Некоторые исследователи находят сходство между Гвином ап Нуддом и Финном Мак Кумаллом. Оба они сыновья Небесного Бога, оба прославились как великие охотники. Гвин же обладает более сакральным статусом, ибо он повелевает людьми. В одной из ранних валлийских поэм он предстаёт Богом Войны и Смерти, в этом качестве выполняет роль судьи над душами, провожатого убитых в Аннон, где безраздельно правит ими. В поздних, христианизированных преданиях говорится, что его Гвин ап Нудда Бог поставил повелевать демонами в Анноне, чтобы они не губили род людской. Он считался королём охотников Уэльса и Западной Англии, и это его спутников иной раз можно было слышать по ночам, когда они охотились в пустынных и глухих местах.

В своей архаичной ипостаси он представлен в поэме из Чёрной Кармартенской Книги как Бог Войны и Смерти. Здесь он выступает как древний бриттский Великий Охотник, охотящийся не за оленями, а за человеческими душами, носясь на демоническом скакуне, вместе со сворой псов из глубин Аннона, преследуя добычу, которой не суждено спастись. Он заранее знал, где и когда суждено погибнуть великим воинам:

Я оказался там, где умер Гвендолей,
Сын Кейдава, столп славных песен,
Чуть вороны закаркали над кровью.

Я оказался там, где умер Бран,
Ивериаддов сын, покрытый славой,
Чуть вороны закаркали над трупом.

Успел я и туда, где пал Ллахей,
Артуров сын, воспетый в сагах,
Едва лишь ворон прокричал над кровью.

Поспел я и туда, где был сражён сам Мейриг,
Сын Каррейана, достославный муж,
Едва ли вороны на труп слетелись.

И там я побывал, где умер Гваллаг,
Сын Кохолета именитый,
Соперник Ллогира, Ллейнгавова сынка.

И там я был, где пали бритты славные
С востока и из северных краёв:
Я провожал их до могилы.

О, я был там, где пали бритты славные
С востока и из северных краёв:
И вот я жив, они ж лежат в могиле!

Гвин забирает их души и ведёт в Аннон или на "туманные вершины гор" (по преданию это излюбленное его пристанище, как и вершины холмов). Облик Гвина в поэме кровав, под стать хозяину и животные:

Мой крутобокий конь - гроза сраженья;
...
Мой славный крутобокий пёс,
Тебе не сыщешь равных в целом свете;
Недаром ты Дормах (Дверь Смерти), пёс Мелгуина.

Всё же Гвин ап Нудд не на столь мрачен, он называет себя возлюбленным Крейддилад:

Зовусь я чародеем, сыном - Нудда;
Возлюбленный Крейддилад, дщери Ллуда.

Гвин каждые календы января бился с Гуитиром, сыном Грейдаула из-за "самой прекрасной девой трех Островов Могущества и трех прилегающих островов ". Гвин отличался особой жестокостью - он убил одного из пленников, которого звали Нейтон, вырвал у него сердце, и заставил Килледира съесть сердце своего собственного отца, тем самым он решился рассудка. Изначально Гвин и Гуитир похищали Крейддилад друг у друга, до тех пор пока их спор не был представлен Артуру, и тот решил, что Крейддилад следует отослать обратно к её отцу, а Гвин и Гуитир "должны отныне и вплоть до Судного дня сражаться за неё каждый год, первого мая, и тот из них, кто окажется победителем, получит деву в жёны". Подобный мотив представлен во многих индоевропейских традициях, когда Богиня одну половину года пребывает в Подземном Мире (Осень и Зима). А Гвин и Гуитир - Силы Тьмы и Света, бьющиеся за Богиню.

Так же примечателен Гвин в образе Великого Охотника со своей Дикой Охотой в празднество Калан Гаэф (начало Зимы), он архетипично схож со скандинавским Одином и его Wildes Heer. Шесть ночей Калан Гаэф - страшное для людей время: распахнуты Врата Аннона, ворочается Адданк змей Бездны [1], раскрываются Сиды Дивного Народа, кладбища и могилы наполняются жизнью, это время страха, которого не стыдятся даже храбрецы. Сам же день Калан Гаэф не принадлежит ни году, ни времени, он вне времени, его называют "Не-день". Из северных гор, из сердца лесов Калледона и Годдеу, из скалистого ущелья, которое люди зовут Котлом Кернунна, из Бездны, под пологом туманов, под рыдающий вопль, от которого сердца мужчин теряют силу, женщины выкидывают плод, сыновья и дочери теряют чувства, а все звери лесные, земные и морские становятся бесплодными - начинается Дикая Охота:

Агатово-чёрен мрак, наги и бледны дерева, и холмы темны.
Я слышал тот вопль, что и ныне таится в рыданье морской волны.

__________________________________________________

[1] - Змей, опоясывающий мир, пожирающий свой собственный хвост, где он только ему попадается. Пожирая себя, убивает он себя и затем, извергая себя, сам себя порождает. Адданк - беспощадный круг обновления.

Белослав - WTS


Дата публикации: 29.05.2006
Прочитано: 5012 раз


Дополнительно на данную тему
Ирландская Бригита и галльская БригантияИрландская Бригита и галльская Бригантия
МорриганМорриган
ЦернунносЦернуннос
ДануДану
ЕзусЕзус
ОгмаОгма
ТаранисТаранис
ТевтатТевтат
Бригид: Пламя в вечностиБригид: Пламя в вечности
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru