Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки



Славянские
Род - по книге Дудко “Матерь Лада”

(Бог, Дый, Прабог, Усуд, Белбог, Белун, Дзедка, Святовит, Кирт, Сытиврат.)

Заключая договора с греками в 944 и 971 гг., русские послы клялись Богом, Перуном и Волосом. Этот «Бог» — не христианский, византийский Саваоф (ведь упомянуть его в договоре прежде своих богов — означало бы унизить Русь), а верховный небесный бог славян, стоявший выше Перуна и всех богов.

Этот бог воцарился в индоевропейском небе на грани •неолита и бронзового века, когда степные скотоводы Щолели матриархальных земледельцев Триполья. Плуг, напряженный быками, победил мотыгу — женское орудие, и хозяином в небе и на земле стал мужчина — патриарх, хозяин стад и рабов. До поры до времени старейшине-патриарху подчинялась воинственная молодежь — дружинники и военные вожди.

Бог-патриарх, олицетворявший (в отличие от ночного Вслеса) светлое дневное небо, звался у древних индоевропейцев deiwo. Это — индийский Дьяус, греческий Зевс, германский Тиу. (Последний, впрочем, превратился во второстепенного «бога меча».) С его именем связано и обозначение бога вообще у индийцев (deva), греков (????), римлян (deus), германцев (tiwaz — «боги»).

У славян этим именам родственно слово «Дый». Им напевали то греческого Зевса (????), то какого-то славянского бога. На амулете XIV в. из Новгорода нанесено слово «?????»; на одном обереге-змеевике — «?????». Это записанное греческими буквами славянское имя «Дый». Беседа св. Григория Феолога» говорит о поклонении Дыю и Дивии. Эта божественная пара, очевидно, Небо (Род) и Земля (Лада).

И в то же время этот древний термин означает у сла-нян нечистую силу. «Щоб на тебе Див прийшов!» — бранились галичане еще в начале XIX в. В «Слове о полку Игореве» Див — зловещее существо. С дерева он предрекает поражение и гибель русской рати, а затем бросается наземь — и беды обрушиваются на Русь. Древнерусское «див» означает грифона. Еще в скифские времена этого льва-орла считали воплощением солнца — и в то же время смерти, подземного мира. У южных славян «дивы» — злые великаны, «самодивы» — те же вилы, существа своенравные, порой злые и жестокие.

Из всех индоевропейцев только славяне и иранцы дивами (дэвами) называли злых демонов, а бога именовали словом, восходящим к индоевропейскому bhagos — «счастье, удача». При этом русские еще в XVI в. употребляли слово «бог» в его древнем значении: о муже хорошей жены говорили, что у него есть «бог в кике» (кика — женский головной убор). У иранцев такая перемена терминов была вызвана «религиозной революцией» Заратуштры, объявившего всех богов-дэвов демонами, недостойными поклонения, а единственным настоящим богом Ахурамазду. Впрочем, дэвов пророк заменил «бессмертными святыми» с теми же функциями, а его последователи вернули «с черного хода» некоторых дэвов (Митру, Анахиту и др.) в качестве «яза-тов» — «достойных поклонения».

Восприняли славяне и много других иранских религиозных и этических терминов — «вера», «святой», «ирий», «небо», «гадать», «жертва», «благо», «зло», «каяться», месть» и др. «Чистыми» зороастрийцами славяне, безусловно, не были. Но учение Заратуштры, осуждавшее грабительские войны, вполне могло найти отклик у земледельцев, страдавших от набегов кочевников,— не только н Средней Азии и Иране, но и на берегах Днепра. Не отсюда ли повышенное внимание русского народа к проблемам правды, справедливости, моральной чистоты?

У славян Бог — не просто могущественное существо, .1 носитель наивысшей доброты, справедливости, святости. В их легендах он запросто ходит по земле в виде убогого (странника, один или с несколькими святыми, помогает добрым людям, наказывает грешных. Иные из этих преданий полны юмора. Например, о том, как черти пытались яюить святых и Бога, дабы тот благословил водку — изобретение бесов. Как это не похоже на библейского Саваофа, являющегося людям не иначе как среди грома и молний, Вечно грозящего и карающего, произвольно устанавливающего и меняющего моральные нормы!

Индоевропейцы считали Небо-Отца и Землю-Мать супругами и всеобщими прародителями. Таковы индийские Дьяус и Притхви, греческие Зевс и Деметра. А вот Уран ( звездное небо) и Гея ближе к Велесу и Ладе. В русских сговорах Небо зовется отцом, Земля — матерью. К небесному супругу воздеты руки богини-оранты на энеолических изображениях и русских вышивках. Верили, что он оплодотворяет Мать Сыру Землю через дожди, молнии, метеоры.

В Древней Руси Бог именовался также Родом. Именно Рода и Рожаниц чаще всего поминали и проклинали анти-языческие поучения. «Это тебе не Род, сидя на воздухе, мечет на землю груды и в том рождаются дети... Всем есть творец Бог, а не Род»,— писал автор слова «О вдохновении духа в человека». То есть Род считался творцом мира, супругом Земли, всеобщим отцом. Он — оплодотворяющая, плодородная сила, пронизывающая всю Вселенную, включая землю, источники вод («родники») и подземный огонь («родрый», «ръдяный»), цвет огня и крови, возбуждающий страсть и энергию. Не случайно этот цвет стал эмблемой воинов и революционеров.

Подобно Зевсу, Род был громовержцем. Древнерусское «родиа» означает молнию, притом шаровую, наиболее загадочную и опасную. (Обычные молнии-стрелы были уделом младшего громовника — Перуна.) Видимо, к Роду относятся слова Прокопия Кесарийского о том, что славяне «считают, что один из богов — создатель молнии — единый владыка Вселенной, и ему приносят в жертву быков и всяких жертвенных животных». У индийцев Роду соответствует громовник Рудра. Его тело — красного цвета, в облике быка он сходится с богиней земли Родаси. Позднее Рудра слился с доарийским богом типа Велеса (магом-йо-гином и хозяином зверей) в единый образ Рудры-Шивы («милостивого»). Символ Шивы — лингам (фаллос), а его супруги — йони (женское лоно).

Арабский историк X в. Ибн-Русте рассказывает, как славяне после жатвы поднимают к небу ковш с зерном и говорят: «Господи, ты, который даешь нам пищу, снабди теперь нас ею в полной мере!». Этот «Господь», обитающий на небе и обеспечивающий урожай на земле, очевидно, тот же Род.

Род — не монотеистический бог-самодержец, окруженный лишь слугами-ангелами да святыми угодниками, людях же видящий рабов, а старейшина рода-племени огов. По словам Гельмольда, балтийские славяне «при-нают и единого бога, господствующего над другими в не-есах, признают, что он, всемогущий, заботится лишь о де-х небесных, они (другие боги), повинуясь ему, выполня-т возложенные на них обязанности, и что они от крови го происходят и каждый из них тем важнее, чем ближе он тоит к этому богу богов».

Как праотец богов, Род именовался Прабогом. Так на-ывали Бога словаки. В соседнем Закарпатье это слово (видимо, под влиянием церкви) превратилось в ругательство, в синоним нечисти: «Иди до ста прабогов!».

Сербы называют Большую Медведицу «Возачева Кола», «Кола Родина», «Родокола». Согласно хорватскому преданию, это и есть тот воз, на котором праведный возничий доставил на гору к виле Живе раненного в бою Бога (того же Рода).

О Роде (Усуде) как боге судьбы, стоящем над Рожаницами (или Сречей и Несречей), уже говорилось. Это патриархальное представление, несомненно, более позднее, чем вера в богиню судьбы.

Рода изображает знаменитый Збручский идол, окрашенный некогда в красный цвет. Он представляет всю Вселенную: четыре грани — четыре стороны света, три яруса — три вертикальных мира. Верхний ярус — небо с фигурами четырех богов: богини с рогом (Мокошь), бога-всадника с мечом (Перун), богини с кольцом в руке (Утренняя Заря) и бога с солярным знаком на груди (Даждьбог). Средний ярус — земля с хороводом людей. Под двумя богами — двое мужчин, под Зарей — женщина, под Мокошью — женщина с ребенком. Нижний ярус — подземный мир с трехликим богом, стоящим на коленях и держащим на себе землю. (Часто его считают Белесом, но, как будет показано, скорее всего это Черно-бог.) Композицию увенчивает княжеская шапка. Она придает всему изваянию фаллический облик и в то же время напоминает: это не просто модель Вселенной, а образ ее повелителя — Рода.

Четырехликость — общеиндоевропейская черта космических, всеобъемлющих богов. Таким и представлялись индийский Брахма, иранский Зерван, римский Янус (обычно двуликий), греческий Гермес, манихейский Отец Величия (отождествлявшийся с Зерваном). В с. Иванковцы на среднем Днестре исследовано святилище IV—VI вв., где стояли три каменных идола — четырехликий (Род), четырехгранный, но одноликий (Сварог — см. ниже) и бородатый с мечом (Перун). IX в. датируется небольшой деревянный идол с четырьмя лицами из Волина в устье Одры и четырехликий костяной идол-подвеска из Преслава в Болгарии. Последний одновременно служил писалом (заостренным стержнем для письма). Заметим, что Брахма не только творец мира, но и бог мудрости. Быть может, славянские волхвы успели создать свою литературу и записать на бересте, например, Голубиную книгу?

Збручский идол — целый философский, теологический трактат, высеченный в камне. Задолго до Спинозы и Сковороды, отождествлявших Бога и природу, волхвы X в. видели единство мира в Боге-Роде, создавшем вселенную и пронизывавшем ее своей властью и огненной, порождающей силой. Существовал общеиндоевропейский миф о создании мира из тела космического великана. Этот гигант I Ригведе именовался Пуруша (Человек), в «Старшей Эдде» — Имир. В «Стихе о Голубиной книге» мир творится из тела Бога.

Все боги на Збручском идоле выступают как ипостаси или аспекты верховного Бога. Такое сочетание многобожия с единобожием свойственно, например, кришнаизму. Подобное учение не требует отрекаться от отеческих богов и объявлять их бесами во имя единого Бога.

Збручский идол стоял до середины XIII в. на вершине Горы Богит, окруженный кольцом из восьми священных костров (жертвенных ям), ориентированный гранями по сторонам света. Мокошь при этом, очевидно, глядела на север, в сторону входа в святилище, Заря — на восток, а Даждьбог-Солнце — на юг. Еще одно святилище Рода было раскопано в 1908 г., на территории древнейшего в Киеве городища. Здесь каменная вымостка с четырьмя выступами по углам ориентирована так же по сторонам света. На ней, вероятно, стоял идол. Рядом — жертвенник.

Власть Рода над миром не была, однако, безраздельной. Ему противостоял могущественный брат-соперник — Чернобог. По словам Гельмольда, славяне «во время пиров... пускают вкруговую жертвенную чашу, произнося при этом, не скажу благословения, а скорее заклинания от имени богов, а именно, доброго бога и злого, считая, что все преуспеяния добрым, а все несчастья злым богом направляются. Поэтому злого бога они на своем языке называют дьяволом, или Чернобогом». Добрый же бог, очевидно, звался Белбогом. Само это имя, однако, появляется в источниках лишь в XVII в. в «Истории Каменской епархии», где упоминается о строительстве в Поморье (Померании) монастыря Белбук на месте святилища Белбога.

Память о Белбоге и Чернобоге еще в начале XX в. хранили потомки поморян — кашубы. Белбога они считали «нашим богом» и помнили о гаданиях с помощью двух коней, черного и белого, воплощавших этих двух богов. Это напоминает День и Ночь — черного и белого всадников — из сказки о Бабе-Яге и авестийский миф о борьбе Тишт-рии-Сириуса (бога дождя) с дэвом засухи Апаошей в облике белого и черного коней. В той же «Авесте» Ахурамазда именуется «белым», «сияющим». Сербы называют «Белым Богом» небо, болгары — счастье. В «Матер вер-борум» Белбог приравнен к Баалу — семитическому божеству неба и плодородия.

Возле Бауцена (Будышина), столицы лужицких сербов, возвышаются две горы. Северная зовется Чернобог (Сету boh), южная — Белбог (Bely boh). У зороастрийцев север также считался обителью Ангра-майнью. О храмах Белбога и Чернобога на двух горах у села Гловицы рассказывали кашубы. По их словам, на месте храма Белбога была поставлена церковь Христа.

В урочище Белые Боги в Подмосковье, по местному преданию, на холме была заповедная дубрава и капище. В Костромской губернии существовал также Троицко-Бел-божский монастырь. Топонимы, связанные с Белбогом, охранились также в Чехии, Польше, Галиции.

Земной ипостасью Белбога, очевидно, был белорусский Белун, описанный Древлянским. Это — белобородый старик в белой одежде, с белым посохом. Он появляется то в лесу, то во ржи, помогает жнецам и заблудившимся путникам, а тех, кто не побрезгует вытереть ему нос, наделяет деньгами. «Темно в лесу без Белуна»,— говорят белорусы. На Украине подобный персонаж именуется «Дщ». К нему близок описанный тем же автором Дзедка: странник с сумой, с огненными глазами и бородой. Он усыпляет путника и во сне советует ему, как избавиться от несчастья. Дзедка сторожит клады и может помочь деньгами попавшему в беду. Ему посвящена Дзедова (масленичная) неделя. Все эти персонажи сродни Богу-страннику народных легенд, Роду и Белбогу.

Белбог добр, но не всемогущ. Чернобог, в отличие от библейского Сатаны,— не провокатор и палач на службе у Бога, а его изначальный и могущественный соперник, но при этом — ближайший родич. Славянам удалось сберечь древний миф о двух творцах мира. У русских, украинцев, белорусов, поляков, болгар, боснийцев он сохранился в устной форме, у восточных и южных славян — также в виде письменного апокрифа (известного с XV в.). Два демиурга в нем зовутся Богом и Чертом (Сатанаилом и др.).

Согласно мифу, Бог и Черт — братья. Они плавали в виде двух уток (гоголей) по изначальному морю. Черт по велению Бога нырнул на дно моря и принес оттуда горсть песка. Из этой горсти и выросла земля. Ночью Черт попытался бросить спавшего Бога в море, но берег все уходил от него, и суша таким образом стала еще шире. Она была ровной, но Черт изрыл ее горами и оврагами. Из капель воды или искр, высеченных из кремня, Бог создал ангелов, а Черт — бесов. Бог творил все доброе и полезное (корову, собаку, пчел и т.д.), Черт — все злое и вредное (волка, козла, комаров, змей и т. д.).

Первую пару людей Бог вылепил из глины и отлучился за душами для них. Черт, подкупив собаку-сторожа, тут же оплевал и истыкал тела людей, и Богу осталось лишь вывернуть их наизнанку. Вся чертова скверна оказалась у человека внутри, и он стал болеть и грешить.

Небо создал Бог, подземное пекло — Черт. Последний поначалу тоже обитал на небе, но попытался захватить там власть и был сброшен на землю вместе со своими бесами. Упавшие в лес стали лешими, в воду — водяными и т. д. Сам же их предводитель провалился в пекло. Он, однако, унес с собой солнце (огонь, венец или одеяние Бога, молнию, меч). Громовник Илья (Михаил, Петр) хитростью похитил его у Черта: уговорил того нырнуть, а сам заморозил море и улетел на небо с солнцем. Разъяренный Черт проломил лед, погнался, но смог лишь вырвать у Громовника кусок мяса из стопы.

Когда люди перестанут праздновать Пасху и разрисовывать писанки, Черт вырвется из преисподней, нашлет потоп и огненный дождь. Илья-громовник погибнет в бою и вознесется в рай, а земля сгорит от его крови или провалится в пекло от его молний.

С ортодоксально-христианской точки зрения, этот славянский миф — сплошное кощунство. Не соответствует он и учению манихеев и их славянских последователей-богомилов о том, что весь материальный мир создан Сатаной, а духовный — Богом. Очевидно, подлинные герои мифа — языческие Белбог и Чернобог.

Действительно, мифы о двух братьях-демиургах распространены по всему миру, в том числе у индоевропейцев (Прометей и Эпиметей, Ахурамазда и Ангра-майнью). Миф о грядущей гибели-обновлении мира и богов в огне — тоже общеиндоевропейский. Однако из всех индоевропейцев лишь у иранцев и славян эти братья — не только творцы мира, но и его владыки-соперники. В то же время такая пара богов характерна для урало-алтайских народов: Ен и Омоль у коми, удмуртские Инмар и Кереметь, угорские Нуми-Торум и Куль-отыр, ненецкие Нум и Нга, алтайские Ульгень и Эрлик и др. Этим же народам свойствен миф о «ныряющем демиурге». Но славяне издавна соседствовали с иранцами, с финно-уграми же и тюрками столкнулись лишь в I тыс. н. э. Иранцы, в свою очередь, были соседями финно-угров на своей прародине в евразийских степях. Вероятно, миф о двух творцах и владыках мира проник от финно-угров к иранцам, а от тех — к славянам. Не случайно его герои у славян носят полуиранские имена (с компонентом «бог»). Иудео-христианский же миф о Боге и Сатане сложился, скорее всего, под иранским влиянием. Сатана появляется лишь в поздней книге Иова. Так таежные шаманы оказались поистине учителями человечества!

Своеобразный вариант этого же мифа сохранился в украинских колядках. Здесь мир творят две (или три) птицы, сидящие на Мировом Дереве посреди изначального моря. Они ныряют на его дно за камешками и из них создают небо и землю. Иногда эти птицы отождествляются с Богом и святыми Петром и Павлом. В украинской же легенде мир создают Петр и Черт под руководством Христа. У кур-лов-езидов Бог и архангел Гавриил сидят в виде птиц на Дереве среди первозданного моря и спорят о первородстве. Рассудил их Шейх-Синн (эманация Бога), сидевший на розовом кусте посреди того же моря. Подобным же образом в индийском сказании Шива примиряет Брахму и Вишну: он старше их обоих, но присуждает первородство Вишну, в облике вепря спустившемуся в преисподнюю к стопам Шивы. Наконец, в Иране «третий демиург» и отец обоих владык мира — Зерван.

Как уже было показано, у славян «третьим демиургом» и отцом Белбога и Чернобога был, скорее всего, Велес-Поренут. Матерью же — Лада (Богоматерь, рождающая Белого Бога). Но супруга Неба (Рода) — Мать-Земля, ТО есть та же Лада. Следовательно, Род-Белбог был мужем собственной матери, подобно Урану, супругу Геи и праотцу всех эллинских богов. При этом у славян, как и у эллинов, подобный инцест между людьми, даже совершенный по неведению, считался тяжким грехом. Зороастрийские жрецы, наоборот, освящали и даже насаждали кровосмесительные браки.

У балтийских славян Роду соответствует Святовит тот же Гельмольд называет его «богом богов», отождествляя тем самым с богом-отцом и владыкой славянских богов. Имя Святовит означало, согласно «Житию св. Бен-но» (XVI в.), «святой свет». У восточных славян «белый свет» — вселенная, земной мир (в противоположность подземному). Древнерусские проповедники порицали язычников, почитающих Свет в виде деревянного расписного «болвана». Индоевропейский Зевс-Дьяус, напомним, был богом именно светлого, дневного неба.

Главный храм Святовита находился в Арконе на Руяне, и его разрушение датчанами в 1168 г. было концом славянского язычества как официальной религии. Поздние авторы говорят о почитании этого бога также у чехов (Ян Дуб-равский), мораван (Стржедовский), лужичан (Френцель). Гамбургская легенда XIV в. сообщает о почитании славянами за Эльбой богов Святобога, Вителюба (Светлолюба?) и Радигоста. Первые два, видимо, соответствуют Свято-виту. Культ Святовита в Арконе подробно описан (со слов разрушителей святыни) Саксоном Грамматиком.

Священный город находился на морском мысу. Высокие обрывы меловых скал и мощный вал делали его почти неприступным. Большой деревянный храм был покрыт красной крышей. Посреди его, между четырьмя колоннами с занавесами между ними, стоял искусно сделанный четырехглавый идол. Левая рука его упиралась в бок, правая прижимала к груди рог. Это внутреннее капище считалось настолько священным, что подметал его сам верховный жрец и при этом задерживал дыхание.

При храме содержался священный белый конь. Верили, что бог по ночам сражается верхом на нем со своими врагами. В святилище хранились седло и меч бога. Конь служил также оракулом: по тому, как он переступал через поставленные определенным образом копья, жрецы определяли волю бога. По окончании жатвы справлялся праздник. Жрец по уровню вина в роге Святовита гадал о будущем урожае, а затем, отпив из этого рога, остаток выливал перед идолом. Потом, спрятавшись за огромным пирогом-караваем, спрашивал народ, видят ли его, и желал, чтобы и на следующий год не увидели. Обряд, подобный последнему, исполнял на Рождество отец семейства у поляков (со снопом) и словаков (с хлебом). Как показали раскопки, храм, квадратный в плане, был ориентирован по сторонам света.

Сходство Святовита с Родом и Збручским идолом бросается в глаза. Арконский бог — тоже владыка Вселенной (четырех сторон света) и судьбы, податель плодородия. Его цвета — красный и белый (красная кровля, белый конь, меловые скалы). Но, в отличие от мирного Рода, Святовит — бог-воин. Его ночные скачки и битвы напоминают германского Водана, от которого эти черты им, видимо, и заимствованы. У сербов есть песни о Белом Виде, семь лет воюющем с турками и черными уграми. Вспомним и хорватское предание о Боге, раненном в битве. Южнославянские вилы — крылатые воительницы — напоминают германских валькирии, в отличие от древнерусских вил — мирных птицедев. Видимо, германские религиозные влияния проникали лишь на окраины славянского мира — в то время как иранские охватывали весь этот мир.

Збручский идол — образ Вселенной, Бога-мира, ар-конский — Бога-человека, хотя и четырехликого. В церквях в Альтенкирхене и Бергене на Рюгене сохранились каменные рельефы, изображающие Святовита. Здесь бог — с рогом в руках, но уже с одним лицом. Владыка мира мог принимать облик то грандиозно-фантастический, то вполне человеческий (подобно Белуну или Богу-страннику).

Четырехликий космический бог был владыкой не только пространства, но и времени года. Арабский географ X в. ал-Масуди описывает славянский храм на горе возле морского залива. Храм будто бы был сложен из красного мрамора и зеленого изумруда. В нем стоял идол из самоцветов четырех видов — зеленого хризолита, красного карбункула, желтого корналина и белого хрусталя, с головой из червонного золота. Перед ним — другой идол в виде девушки.

Столь роскошных храмов и идолов не было, конечно, даже в сказочной Индии. Однако в полуфантастическом описании нетрудно узнать Арконский храм. По остроумной догадке К. Я. Эрбена, четыре цвета идола означают времена года (зеленый — весна, красный — лето, желтый — осень, белый — зима), а золотая голова — солнце. Интересно, что в X в. Святовит еще соседствовал в храме с богиней (Ладой?).

Чешский историк Бальбин (комментатор хроники Гаека) Сообщает, что в пражском Вышеграде стоял идол Святовита, разбитый и утопленный при крещении Чехии. Сохранилась, однако, его нижняя часть, возле которой женщины и дети в Жертвенное воскресенье топили гроб с чучелом. К сожалению, не ясно, хоронили ли самого Святовита или какое-то иное божество (Ладу? Ярилу?).

Арконский храм был столь авторитетен и популярен, ?по даже датский король-христианин Свен преподнес ему драгоценный кубок. А немецкие церковники объявили Святовита... католическим святым Виттом, будто бы «при-< поенным» язычниками (почитавшими своего великого бога за много веков до рождения упомянутого святого). Есть мнение, что остров Буян русских заговоров — микологический центр мира — это Руян, последний духовный центр языческого славянства.

В «Матер верборум» отождествляется с Меркурием «Ра-пност, внук Киртов». Радигост — тот же Даждьбог Сварожич. Кто же тогда этот Кирт, отец Сварога? У словенцев и хорватов «кърт (krt)» означает «огонь», «свет». Известны словенские выражения «Kratova dezda» — небо, «wsi "icmo w Krtowo» — «все умрем», «пе wsi w Krtowo, mar-rikteri i w Crtowo» — «не все попадем в рай, иные и в ад». 11 и юним Krtow известен в Чехии. Лингвисты связывают имя Крта со словом «кресити» (воскрешать). А слово «черт», пи их мнению, образовалось из «Кирт». Имя благого бога обратилось в имя его врага. Наподобие этого немцы, по-ляки, сербы, бранясь, меняют в слове «бог» (Gott) одну букву, получая бессмысленное вроде бы Tott, «Бор» и т. д.

Итак, Кирт — бог неба, огня, света, хозяин рая, праотец богов, антипод Черта. То есть все тот же Род-Белбог. Ему же, возможно, тождествен саксонский бог Кродо. По описанию Бото, этот бог изображался стоящим босиком на рыбе, с колесом в левой руке и сосудом с цветами в правой и считался виновником зимы и подателем плодов, хранящим их от морозов. Память о нем сохранилась у немцев в ругательстве «Krodenduwel» — «черт Кродо». А еще в Тюрингии в песне, исполняемой весной при обряде утопления чучела смерти: «Могуществу Кродена придет конец». Возможно, Кродо — это Кирт, заимствованный у славян их соседями-германцами. Рыба под его ногами, очевидно, символизирует нижний, подводный мир. Сосуд с цветами — плодородие. А колесо в руке — солнце или гром. На иллюстрации к хронике Бото это колесо имеет 6 спиц, напоминая этим «громовой знак», оберегавший от молнии русские избы. Словом, перед нам опять космический бог плодородия. А черты бога зимы и смерти у него, возможно, появились уже на немецкой почве.

Не исключено, однако, что Кирт был связан с зимой и у славян. Рождество на Руси именовалось «Корочун», у галичан — Керечун, у болгар и словенцев — Крачун. Это слово переняли румыны (Кречуну) и венгры (Карачонь). В то же время оно означает внезапную смерть («хватил корочун»). Б/пулы встречали Корочун: вносили и осыпали зерном сноп, ставили на стол огромный каравай. Они верили, что Корочун наказывает негостеприимных, губя их скот. Зимнее солнцестояние — не только праздник рождения бога солнца (позже — Христа), но и самый короткий день года, начало святок — дней разгула нечисти. Н то же время, как считалось, эти дни магически влияли на весь наступающий год. Не удивительно, что на Рожде-< тво почитали бога-владыку года.

В «Матер верборум» упоминаются также бог Сытиврат, отождествляемый с Сатурном, и его сын Страчек («Сорока»). «Сытиврат» объясняют как «возвращающий сытеть» (или «возяоащающий свет»). Римский Сатурн —-бог плодородия, земледелия и в то же время смерти. Его праздник отмечался 17 декабря, незадолго до зимнего солнцестояния. Сорока же у славян и балтов — нечистая птица, и которую превращаются ведьмы. Вероятно, Сытиврат бли-юк Кирту-Кродо-Корочуну, то есть Роду в его зимней ипостаси.

Из всех славянских богов многоименный Род (Бог) наиболее близок к единому Богу монотеистических религий. Однако Род — не деспот, самодержец и рабовладелец, а старейшина рода богов, порой грозный, но мудрый, добрый и справедливый к людям.


Дата публикации: 31.07.2006
Прочитано: 5437 раз


Дополнительно на данную тему
Сварог - по книге Дудко “Матерь Лада”Сварог - по книге Дудко “Матерь Лада”
Стрибог - по книге Дудко “Матерь Лада”Стрибог - по книге Дудко “Матерь Лада”
Перун - по книге Дудко “Матерь Лада”Перун - по книге Дудко “Матерь Лада”
Велес - по книге Дудко “Матерь Лада”Велес - по книге Дудко “Матерь Лада”
Ругевит и Поревит (по книге Дудко Ругевит и Поревит (по книге Дудко "Матерь Лада")
Ярила (по книге Дудко Ярила (по книге Дудко "Матерь Лада")
Близнецы – всадники (по книге Дудко Близнецы – всадники (по книге Дудко "Матерь Лада")
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru