Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки



Мигель Серрано
Почести ночи

(из первой части "Воспоминание Архетипа" книги "Адольф Гитлер, Последний Аватара")

“Почему?”, так меня спрашивали, “ты поставил так много на карту, поставив под угрозу литературный труд всей жизни? Разве ты не знаешь, что все издательства мира находятся в еврейских руках? Теперь, когда твои книги переведены на немецкий, английский и другие языки и их читают во многих странах ты собираешься открыто писать в защиту Гитлера и изображать его эзотеризм… Это безумие, как будто ты ничего не знаешь о всепроникающей власти, о полном контроле еврейства над жизнью… Ведь ты был дипломатом и мог основательно постигнуть нынешние и прошедшие эзотерические события и как у никого другого у тебя были возможности, знания и средства, чтобы это знать, ты объездил весь мир, ты знаешь… Не только твой труд ты ставишь на карту, но рискуешь своей жизнью…”.

Так мне говорили мои друзья, близкие и даже враги.

Ведь сегодня так говорят. Это голос нашего времени. Но я не нашего времени, не от мира сего, не от этих дней. Я – от другой звезды. Я происхожу от утренней звезды. Мне ничего не стоит потерять всё, включая жизнь. Кроме того, девиз моего герба гласит: “Моя честь означает верность”. Да, верность идеалам, мечтам, прошлой славе ночи, душам погибших товарищей, золотым теням, эху их шагов, старым улицам и городам, всему тому, что ускользает от света, который проецирует эта измученная Земля, тоска по Золотому Веку, когда герои ещё жили среди нас, когда боги ещё разговаривали с нами. Ведь я один из тех, которые говорили с богами.

И если кто-то мог не знать об этом или забыть – ведь здесь забывают всё – я хочу попытаться рассказать, как это тогда произошло и к чему привело. Возможно даже, что поймёт не один, почему я остался верен славе ночи, свету золотого времени, героям, моим друзьям, легенде, сну, мифу.

Я не стремлюсь написать биографию внешних событий моей жизни, такой богатой делами (ведь “я спускался в хижины и подымался во дворцы…”) – это принадлежит к “эпохе фельетонов” - , но я хотел бы изложить мифическое, прототипное. Это значит то, что принадлежит не только мне, но многим.

Другими словами: тайна, насколько она может быть открыта.

Я просмотрел нашу семейную хронику, как можно дальше, сначала в Чили, затем на Севере Испании, в Астурии, Галиции, “куда не проникли ни мавры, ни евреи”, потому что оттуда происходим мы. И я вижу только западных готов и кельтов, даже больше западных готов, чем кельтов в моей родословной.

Мою мать звали Бертой, германское имя, от богини Перты. Бертой звали также меровингскую мать Карла Великого, который предал древо жизни своих предков Иггдрасиль. Он сделал это; я же этого делать не буду.

Южная Америка! Почти всё изменено смешением. Но не в моей семье… Но обо всём этом я почти ничего не знал, особенно в моей юности. Никто ведь не был воспитан в расовом отношении. Наоборот, Америка – дочь масонских учений и христианской церкви. Они толкают нас беспрепятственно к смешению. Это континент бастардов посреди мира бастардов. О Чили и её начальной народной судьбе я писал в “Чилийский расовый цикл” (“El Ciclo Racial Chileno”).

Ребёнком эта тема была мне полностью неизвестна и никто долго не мог мне это передать либо руководить мною на этом извилистом пути. Только инстинкт, только “память крови” может медленно проложить путь в этой спутанной и мрачной чаще противоположных смесей (смешений). Эта память может прийти только с годами. В большинстве случаев тогда слишком поздно. Слишком поздно, чтобы избежать наследственных повреждений в генах. К сожалению, никого не было, кто мог бы предостеречь нас от этой опасности, т.к. никто не знал что-либо об этом.

Случилось так, что небо сохранило нас от большего ущерба, и незримые вожди в критическом мгновении взяли нас за руку и привели туда, где было наше место в битве. Может быть это была “память крови” и боги, в ней живущие и вращающиеся, которые нас защитили и освободили. Мы должны с благодарностью склониться перед ними и просить их никогда не покидать нас, что мы полны решимости оставаться верными до смерти, до другой стороны это жизни, чтобы войти в Вальхаллу.

Да, ребёнком я ничего не знал об этой важной теме. Я страдал от того, что у меня были белокурые волосы и голубые глаза. Я хотел выглядеть как другие мальчики с жёсткими волосами и монгольскими чертами лица. Ещё до недавнего времени мне было непонятно что это означает. Поэтому я говорю, что “память крови” очень медленно выступает наружу, прокладывая себе путь сквозь тени боли и наказания. Всей жизни может не хватит, чтобы услышать её сигналы, читать её мудрую книгу. В моей семье мне рассказывали только о ранге и положении, но никогда о расе. А это всё же разные вещи. В основном были классы, которые не всегда совпадали с расами или расы не совпадали с сословием. Так же это происходит и в остальном мире, особенно теперь, в это мрачное время. К этой теме я ещё вернусь, к моему труду “Чилийский расовый цикл”, который я вставлю в эту книгу. В моей семье положение соответствовало расе. Это был чудо, о котором мы не знали. Это было так приятно, так изысканно, почти случайное совпадение, как у цветка, который цветёт весь долгий день. Ведь в деле расы и расизма нет правильного понимания, если это касается человеческих существ (у животных все ведь с этим согласны). Расы с большой буквы нет больше в этом самом мрачном времени на Земле. Это нечто, что было однажды и к которому можно было бы возвратиться как к идеалу. Как греческие статуи, образцы которых никогда не существовали. Но есть долг, стремиться к этому совершенству и этому превращению. Это и ничто другое было тем, что Гитлер учил наше поколение, жившее в его времени.

Жизнь немногих избранных в этом мире может быть наполнена смыслом работы над собой, тем, что они “синхронно” взаимодействуют с богами других миров. Ведь иногда “вещи находят нас, стремясь преобразоваться в символы”, как сказал Ницше. И Рильке говорил.

“О, Мир, ты не хочешь ничего другого, чем сделаться невидимым в нас”. Символ нашей жизни нужно создать, “придумать”. Иногда он становиться виден здесь, даже со своим именем. Юнг объяснил, что “freud” по-немецки означает удовольствие. И Фрейд поставил центром своей теории сексуальное удовольствие. Адлер – немецкое слово для хищной птицы – взял для основы своего психологического учения инстинкт власти. Юнг – молодость, и великий доктор поставил возрождение в центр своих учений, как бы возвышаясь на корме корабля вечной молодости. В его доме есть надпись: “Мы были молоды. Мы олицетворяли вечную молодость”. Он это знал.

Моё имя – Серрано. Это означает горы, лес. Я был рождён вблизи гор моей родины и люблю высочайшие вершины. Я видел каменных великанов и верил, что горы это ставшие камнем великаны, которых нужно освободить. Это стало действием моей жизни, освободить, дать великанам новую жизнь. По этой причине я побывал на высочайших вершинах этой Земли, в Андах, Гималаях, Пиренеях (пребывание Пирены, возлюбленной Геркулеса), в Альпах, где живёт король карликов Лаурин.

В Гималаях я искал заколдованные города Агарты; а Андах моей юности город Цезарей (который я ищу ещё и сегодня), Пайтити, Елелин и Трапаланда. Потому что я также и Анкахуинка.

Моя мать умерла в возрасте 23 лет. 2 и 3 есть 5. Мне было 5, когда она умерла. Мой отец умер в 32 года. 3 и 2 тоже 5. 555 – полярное гиперборейское число судьбы. Когда умер мой отец, мне было 8 лет. Если бы мой отец и моя мать не умерли так рано, моя жизнь сложилась бы по-другому.

Я сирота, пленник бесконечности, питающийся молоком, голубым огнём несотворённого света бесконечности. Мы были воспитаны достойной вдовой, моей бабушкой. Она звалась Фрезия (Фрейя, как богиня асов в германской мифологии). Её могли бы называть Woevre Saelde, как вдову, которая вела миннезингеров, посвящённых германских трубадуров. Так я рос как “чистый глупец” в родных джунглях моей родины, на юге мира, на южном полюсе. И я должен был бороться с Великой Вдовой, чтобы освободить мою душу от ужасного матриархата опустошённой и непостоянной Земли. В Чили – от Chil, сразу в quiche-maya, в quichua-wiking, от schillen, обнажать меч в старонемецком. Поэтому я и пытался всю свою жизнь обнажать меч мистической отчизны.

Для того, кто располагает необходимыми знаниями, это легенда и мистерия Граля. Жизнь Парцифаля, его поражения и его победы, опустошённая земля Граля – Terre Gaste - , попытки восстановления, чтобы вернуть больному королю его корону, корону Люцифера (из которой выпал Граль) опять так же прочно установить, как это было перед его борьбой со звёздами.

Легенда сообщает, что Парцифаль отправился в страну, откуда он никогда не вернулся. Он поплыл на корабле, паруса которого были украшены вышитым крестом тамплиеров, и Грааль был при нём. Эта западная страна – наша Америка южного полюса (который прежде был северным). Тамплиеры были уже там раньше. Но ещё раньше их там были викинги, и ещё раньше божественные гипербореи, великаны, белые боги. Они пришли с других звёзд, с Венеры, утренней звезды, звезды Schillen-Chile.

Парцифаль верил, что это конец золотого века, что сумерки богов безвозвратны, что опустошённая земля не вернётся к своей полной солнечной силе, но опять будет опустошена, она знал, что короли Анфортас и Артур отправились к блаженным островам в Аваллон, где их должны были вылечить валькирии, гиперборейские волшебницы магической любви, что Фридрих Барбаросса спит в горе до тех пор, пока его не разбудит в конце времён ворон Вотана. Парцифаль путешествовал даже к городу Цезарей, белых богов, в мистические регионы южного полюса, который прежде был северным. В надежде, что исполнится Великий Цикл, что Кали-Юга найдёт свой ужасный конец, и что вернётся опять Век Cumea, Девы, Царство Сатурна и Реи, столетия вернутся в Золотой Век. И тот и другой полюса будут заселены золотым поколением.

Тогда и откроется тайна Граля. Наконец придёт ответ на “вопрос”, что мы делали на этой Земле с тех пор, как мы рождались и умирали. С тех пор, как умирали Бальдур и Ясон.

Золотая легенда описывает, что первый трубадур, который знал о тайных правилах trobar clus, получил их от сокола или ворона, сидевшего на самом высоком суку золотого горного дуба. Поваленный епископом Бонифацием, который звался собственно Винфрид, дуб Донара или дерево Иггдрасиль, разрушенная Карлом Великим. На этом дереве был “распят” Вотан, чтобы он смог открыть магические, освобождающие руны. Девять ночей он висел на этом дереве. Ygg-drassil (Ygg = Ужас). Это всё произошло, чтобы дать нам другой космос, чем тот, в котором мы теперь живём. Руны принёс ему золотой ворон. Поэтому Вотан должен был быть первым трубадуром. Руны – тайные знаки, которые можно только trobar clus (найти). Так и Ясон, другое имя для первого трубадура, trovare – означает находить – открыл золотое руно, висевшее на ветвях дерева в Ламелле, в действительности Додоне, и в Гиперборее, на Северном полюсе, под Чёрным Солнцем полуночи.

И всё это, как мы уже говорили, перешло к Южному полюсу. Поэтому я нашёл здесь Ясона, у Чёрного Солнца, в ночи прошлого, в славе этой ночи, на улицах города, которого больше нет. В том городе, который назывался Santiago de la Nueva Extremadura, des Neuen Extrems, на том другом конце.

Поступки одной единственной жизни не считаются, они обречены на смерть, на ничто, распадаясь в лучах золотого солнца. Поэтому меня не интересуют личные биографии. Как и наши предки, я ценю только прообразы, мифы, сказания. Только тот живёт, кто смог впитать в себя огонь гиперборейского архетипа, его вечность и его вечное возвращение. История и описание истории нашего времени оставляют меня равнодушным. Только тот войдёт в Вечное, кто здесь внизу преодолеет архетипическую и мифическую жизнь наших богов, станет их изображением и исполнением. Гиперборейские короли, фараоны Египта, императоры Китая и Японии, Инка и Фюрер воплощённых богов, были наполнены богом и могли сами стать здесь на Земле воплощением бога. То же самое происходит с некоторыми народами и определёнными цивилизациями в других веках. Так же с героями. Если кто-то, понимая это, но даже и не понимая, будет избран достойным, перешагнуть эту тайную границу, вобрать в себя этот архетип или привести к выражению, то он мгновенно получит онтологическую действительность и превратится из homo terrenus в homo de coelo. Тогда он уже бессмертен, ведь он будет всегда приходить в вечное возвращение этого архетипа, где это должно происходить. В Него (как в Самого Себя) или в кого-то другого.

Каждый раз, когда мне было дано в этой жизни найти кого-нибудь, кто олицетворял гиперборейский архетип, вызванное его драмой потрясение, приводило меня на грань исчезновения (безумия), и затрагивало всё моё существо. Даже если событие не могло так развиваться, чтобы его понять и найти в нём смысл. Это было не нужно, т.к. таинственное свершалось вне сознательного духа и разума. Это тема первой части этого труда. История другого вида, мифа, легенды. Воспоминания архетипа, нашего архетипа.

Перевод: WTS


Дата публикации: 30.08.2006
Прочитано: 2934 раз


Дополнительно на данную тему
Сокровище Нибелунгов и Валькирия Брюнхильда-КундалиниСокровище Нибелунгов и Валькирия Брюнхильда-Кундалини
Зигфрид предаёт свою ВалькириюЗигфрид предаёт свою Валькирию
Гиперборея и АтлантидаГиперборея и Атлантида
КлючиКлючи
Воскресение Бальдура в ВодолееВоскресение Бальдура в Водолее
КалеучеКалеуче
ГЕРДАГЕРДА
ГолемГолем
Цветок друидов и Число ГипербореиЦветок друидов и Число Гипербореи
Кабиры, два вида Каббалы, Конь и Дева «del Carmen»Кабиры, два вида Каббалы, Конь и Дева «del Carmen»
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru