Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки
Общество "Полюс"
История Белой расы
Новостной блог




Наследие
ТРАДИЦИИ ОРКНЕЙСКИХ ОСТРОВОВ

Небольшие справочные данные: Оркнейские острова это архипелаг у северной оконечности Шотландии, в составе Великобритании. Включает около 70 островов, площадью около 1000 квадратных километров. Высоты до 477 метров. Луга и верещатники. Главный город Керкуолл, из основных видов деятельности населения овцеводство и рыболовство.

Снаружи Оркнейские острова окружены туманом, и все в нем серо: серые невысокие дома под террасами серых крыш на серых улицах. Но внутри серого панциря – уютный мир, согревающий душу. Светло-бежевые плитки мостовой, кривизна узких улочек, запах жареных пирожков и ванили, глиняные и кожаные изделия в витринах. Сплошная лавка древностей… Две трети островов необитаемы, а всего их – более семидесяти. Столица – Керкуолл – обосновалась на крупнейшем из них, на «Главной Земле» - острове Мэйнлэнд. Столицу населяют около четырех с половиной тысяч жителей. Для шотландского графства Оркни и это много. Во втором (и последнем!) городе графства Стромнессе населения и того меньше. На языке первооткрывателей архипелага, кельтов – по одной из версий - «Оркни» означает «Лесной остров». Но исследования показали, что лесов здесь никогда не было. Острова – как и в древности – покрыты вересковыми пустошами, травами и мхами, растущими на торфяниках. Лишь кое-где близ жилья растут чахлые, бережно пестуемые людьми, березки. Зато на островах всегда был и есть камень. Камень – властелин Оркнейских островов, главное их богатство и их летопись.

Луга, на которых пасутся стада, отделены друг от друга метровыми изгородями, сложенными без всякого связующего раствора – серые камни положены в несколько рядов один на другой и придавлены сверху тяжелыми валунами, поставленными на ребро. Камнем покрыты дома, заросшие сверху толстым слоем мха. Камешки вздымает и несет здесь океанский ветер, не щадя лиц прохожих. Камень хранит на себе загадочные знаки прошлого… Капище Мэйшоу находится всего в получасе езды от столицы. Каменные плиты капища испещрены тысячами загадочных знаков, не разгаданных полностью по сей день. Каменная усыпальница в Куотернессе старше египетских пирамид – она ровесница древних построек Месопотамии… Еще полчаса отделяют путника от Скара-Брэ – одного из древнейших человеческих поселений в Северной Европе. Здесь жили пикты – те самые загадочные «синие человечки», описанные Киплингом. Здесь раскрыты десять жилищ, разделенных на «комнаты» стенами из валунов все того же серо-бежевого цвета. Их соединяют узкие – не шире полуметра – проходы. В каждом помещении – своя «меблировка» - сиденья, лежанки, очаг. Этим жилищам более трех с половиной тысяч лет. Но обнаружили их только в 1850 году, когда жесточайший ураган сорвал с земли большой пласт дерна. Крыша жилищ была сделана из костей китов, на которые, как на стропила, укладывали шкуры и придавливали сверху хламом и пищевыми отходами – этот-то мусор и превратился со временем в дерн, сорванный ураганом. …Еще полчаса по узкому шоссе среди пастбищ, холмов и озер – и над равниной, плотно устланной сиреневым вереском, поднимаются зубья исполинской гребенки Брогарского кольца. Каменные прямоугольные глыбы установлены строго по кругу, диаметр которого составляет сто четыре метра. Они окружены неглубоким заросшим вереском рвом. Первоначально камней было шестьдесят, и все они были развернуты по отношению друг к другу ровно на шесть градусов. Сейчас сохранилось тридцать шесть глыб, из них в вертикальном положении осталась только двадцать одна. Верхний край каждого камня срезан косо, что придает глыбам вид цифры «1». Сооружения такого рода – «кромлехи» - не редки на Британских островах. И еще есть сказка, повествующая о том, что камни Брогарского кольца – это все, что осталось от замка Главного Великана. Заодно сказка наивно объясняет и гибель Скара-Брэ. Оказывается, давным-давно на острове жили не только обычные люди, но и великаны-людоеды. Люди прятались от них в землянках, но все равно попадались, и их становилось все меньше и меньше. Вскоре на острове остались только жители Скара-Брэ. Главный Великан подался однажды туда на поиски пищи – да и провалился в одну из подземных комнаток. Люди, конечно, в панике покинули поселок – но и великан так и не смог выбраться из-под земли.

Один

Вообще, мы знаем, что Робин похоронен был в Дубе, Один повешен на Ясене и Иисус прибит к деревянному распятию (Rood)или ореховому дереву. Культовым образом сии явления соотносятся между собой, Друидами, шаманами и Валлименами (людьми деревьев). Последнее имя относится к Богу Ведьм Оркнейских островов. В Британии ведьмин бог был часто облачен как Один и на Оркнеях появлялся как Валлиман или Вала-ман (Walliman or Ualla-man). Слово сие соотносится с Уилиданами, Ирландским Священным Королевским Домом Фир Болг (Бука/Пук/Робин), который разместился в Шотландии. Мисс Мюррей указывает, что Божество известное, как Робин в Оркнеях известно, было как Валлиман, то есть Лесной Господин, другое титулование Робина и титул Херне/Кернунноса/Вишну. Соотношения и связи с Одином находимы повсюду на Оркнейских островах, как в названиях ландшафта, так и в обычаях. Известны такие места как Одинсгарт, Одинесс и Оттерсвик, что есть искажение Одинсвика. (Odinsgarth, Odiness and Otterswick). Впрочем, в том, что касается местностей, следует быть достаточно бдительным, чтобы не попасться на названия мест происходящих от имен Аудун или Одди. Возможно, самой известной чертой ландшафта связанной с Одином является Одинов Камень. Этот дырчатый монолит был фокусом нерушимой Одиновой Клятвы. (Aith o' Odin ). Со временем его значение приуменьшилось и все завершилось с его разрушением в 1814 году. Слова Одиновой Клятвы были потеряны со временами, переносимые устным преданием поколений, но кое-что сохранилось в древней Оркнейской Поэме "Play o' da Lathie Odivere», соотносящейся с ним как с "him dat hanged on da tree." Этот эпизод ясно связывает нас с общеизвестным моментом саможертвоприношения Одина на Иггдрасиле, для обретения знания Смерти и Жизни, и Рун. Вот народная рифма без перевода об этом эпизоде:

Nine lang nichts i' da nippin rime,
Hange he dare wi' naked limb

Также как и Господин Клятвы, одноглазый Бог, воспринимался Норманнами как собиратель душ, и соответственно как вожак Дикой Охоты в Небесах.

Особых отражений этой традиции, повсеместно находимой в Британии и Европе, не сохранилось на Оркнеях, окромя нескольких мрачных сказов о призрачных черных гончих. Хорошо известные на северных островах чары для целения растяжений ясно восходят к скандинавскому язычеству. Соотносятся они с исцелением Одином Бальдровой лошади. Сие и в Мерзебургских заклятиях отражено. Это лишь несколько из цепочек связей Оркнейской традиции с Одином.

Подношение Матери-Природе

Интересная практика наблюдалась на островах Роусэй (Rousay), как пример ранних жертвований и подношений Природе. В записях отражено, что до ранних годов 20 века маленький угол последнего поля оставался нескошенным «для птиц в воздухе». Цель этой практики ясна, но при более углубленном рассмотрении она отводит нас к общеизвестному обычаю «последнего удара серпа» и смерти духа колосьев.

Дикая Охота. Оркнейская Версия

Оркнеи имели свой вариант Дикой Охоты, в котором фэйри, или троу, виделись в яростной полночной гонке и скачке по воздуху на белых конях. Частенько они видены были гонящими украденную корову перед собой. В Европе Дикая Охота являлась в различные времена года, но особенно в период Йоля. Это не удивительно, ибо Йоль воспринимался как период, в котором сверхъестественные посещения были делом обычным. В частности, духи мертвецов возвращались. Дикая охота в этом смысле представляла процессию мертвых и Оркнейские острова не исключение. Возможно, Оркнейские Троу воспринимались как духи «немертвых» или призраки. Неудивительно, что Оркнейские Троу наиболее буйствовали в ночи Йоля, Дня Всех Святых и Канун Нового Года.

Волшба Троу

Известно, что Троу наделены собственными магическими силенками, и некоторые детали этих их способностей были записаны. Например, согласно некоторым записям, Троу использовали магический стих для того, чтобы лететь (а также стебли обычного щавеля и мчались как горы по небу) и одно из сказаний повествует о человеке, который перед сном вышел подышать воздухом в одной рубашке и без верхней одежды. Неподалеку он узрел шайку Троу, которые бормотали непонятные словеса. Сей любопытный муж стал их повторять и обнаружил себя мчащим по небу в компании шайки Троу. Человек несся с ними все время, пока группа не присела на крышу домика, в котором некая женщина занималась рукоделием. Так или иначе, троу прознали - более волшбой возможно? - что, как только бедная женщина родила ребенка, она чихнет три раза. Это должно было быть призывом злым созданиям - если ни один из смертных не предстанет при рождении беречь женщину после ее чихания, они планировали подменить ее образ и похитить с чадом. К счастью, сорвалась их затея. Когда женщина чихала, человек на крыше инстинктивно сказал " Боже (Geud- храни его и ее! " и тогда орда исчезла в разреженном воздухе. Человек тогда слез с кровли и вошел в дом. Но Троу вызвали огромную бурю, которая помещала мужу достойному обратный путь проделать. Двумя неделями позже зачарованные ветры наконец, затихли, и человек смог добраться домой - назад к семейству, которое устало ожидать его.

Из других историй мы ведаем, что Троу были искусны в составлении магических напитков и составов. Одна женщина была призвана в тайные чертоги Троу способствовать рождению отпрыска троу. В подземных залах была принесена баночка мази и женщина проинструктирована как натирать ей новорожденного Троу. Она так и сделала, но в процессе частицы мази попали ей в глаза и с тех пор, она стала видеть в океане лодку за двадцать миль и могла описать место и занятие каждого человека в ней.

Троу Духи Мертвых?

Троу становились более активными и опасными к Йолю, согласно и древнейшему представлению об усилении драугов к этой дате. Как северные дни становились все короче и короче, так и драуги становились все сильнее и сильнее. И в сам Йоль мертвецы и «немертвые» вырывались и отправлялись бродить. Также как и драуги Троу отправлялись вредить скоту и колотить в двери. Троу отличались особой нелюбовью к запертым дверям. Голубоватые огоньки отмечали место плясок и увеселений Троу подле пустых холмов.

Интригующая часть Оркнейской народной волшбы известна как “Wreestin' Threed”. Используемый от растяжений сей стихотворный заговор следовало читать девять раз, завязывая девять узелков на нити через равные расстояния. Подобные же чары находимы в языческой Германии.

Oor Savior rade,
His fore-foot slade;
Our Savior lichtit down.
Sinew to sinew, vein to vein,
Joint to joint, and bane to bane,
Mend thoo in Geud's name!

Ведьмочары

Вальтер Трэйлл Деннисон задокументировал ведьмо-колдовской Ритуал. Используется для обретения Чаро-мощи через силы Тьмы. Ведьма али чародей должна направиться на одинокий и безлюдный пляж в полночь при полнолунии. Там три раза поворотиться против Солнца и затем лечь расслаблено в зону отлива, между высокой и низкой точками брега. Следовало раскинуть руки и ноги и поместить камни рядом с ними. Другие камни следовало положить под голову, на сердце и на грудь. Окружившись кругом семи камней следовало кричать:

O' Mester King o' a' that's ill,
Come fill me wi' the Warlock Skill,
An' I shall serve wi' all me will.
Trow tak me gin I sinno!
Trow tak me gin I winno!
Trow tak me whin I cinno!
Come tak me noo, an tak me a',
Tak lights an' liver, pluck an' ga,
Tak me, tak me, noo I say,
Fae de how o' da heed, tae da tip o' da tae.
Tak a' dats oot an' in o' me.
Tak hare an hide an a' tae thee.
Tak hert, an harns, flesh, bleud an banes,
Tak a' atween the seeven stanes,
I' de name o' da muckle black Wallowa!

Затем, полежав немного, следовало открыть глаза и перекатиться на левую сторону, встать и забросить в море все используемые камни с особым маледикцием каждый по очереди. Оркнейский книжник Хуг Марвик полагает, что в сих чарах много позднейших наслоений, приносящих оттенок и атмосферу зла. Он считает, что ключ к чарам лежит в строках:

"Tak me noo, an tak me a',
Tak lights an' liver, pluck an' ga',
Tak a' dats oot an' in o' me,
Tak hide an' hair an a' tae thee,
I' de nam o' de muckle black Wallowa!"

Воззвание к Троу в части клятвы приводит к идее, что Воззвание обращено к силе Сатаны, Местера Кинга, но Марвик считает, что ассоциаций с Дьяволом не было в изначальной традиции. Ответ на вопрос лежит в интерпретации слов "de muckle black Wallowa".

Слово "Wallowa" или "Wallaway" находимо в Шотландском диалекте как относящееся к Дьяволу, но более подробный анализ происхождения этих слов заставил исследователей придти к выводу, что это искажение слова «вельва», ведьма или пророчица в Северной Традиции.

Спэ-жонка

Согласно Оркнейскому фольклористу Вальтеру Деннисону Оркнейский мудрые женщины или спэ-жонки обладали «…всей сверхъестественной мудростью, некоторыми из сверхъестественных сил, без любого злонамеренного ведьмовского духа». Он продолжает: «Женщины такого образа были искушены в медицине и хирургии, в толковании снов, развеивании злого ведовства, предвидении. Такие женщины рассматривались со своего рода святым уважением» Спэ-жонки на Оркнеях были хорошо известны в местных общинах как незаменимые члены, призываемые для целительства, родов, заговоров, защиты от злых влияний. Но зачастую их побаивались.

Одинов камень

До зимы 1814 года стоял этот дырчатый монолит в поле средь Стоящих Камней О` Стеннесс. Этот камень занимал важное место в традициях и обычаях Оркнейцев. Предполагают, что он был, воздвигнут 3000 лет до н.э., в высоту он был примерно 2,5 метра и в толщину около метра. Место Одинова Камня было достоверно установлено в мае 1988 года археологами, исследовавшими 8 000 квадратных метров земли вокруг Стеннессовых Камней. Они нашли гнезда отверстий многих монолитов и предположительно Камня Одина. Он стоял в 140 метрах от Стоящих Камней к северу, между каменным кругом и текущей постройкой. Хоть и стоял он тыщи лет, разрушен был в один день.

В 1814 году один деятель арендовал землю, где стояли камни, неместный по имени Капитан Макей и покусился на монолиты. Как уже было сказано, сии камни играли большую роль в жизни и традициях оркнейцев и большое количество людей регулярно посещали древние места. Макей решил, что это портит его землю, и решил извести камни. Начал он с камня Одина и разрушил его в декабре 1814 года, использовав части камня для хозяйственных дел. Сей нежеланный «ferrylouper» (слово диалекта для описания не-Оркнейцев) был нелюбим людом, а его дела усугубили это. Урожденные жители острова разгневались и сожгли его дом и хозяйственные постройки. К несчастью, злодей избег такой участи. Затем, на Рождество, местный историк в Киркволле, услыхал о его планах и призвал силу закона против супостата. Но к тому времени Макей уже повалил один из стоящих камней и уничтожил другой.

Камень сей был фокусом различных магических традиций жителей. Когда они посещали камень, то оставляли подношения пищи или эля и для молодежи было обычным делом просовывать голову через отверстие, дабы уберечься от различных болезней. Согласно некоторым источникам новорожденных протаскивали через дыру также, чтобы обеспечить им счастливое и здоровое будущее. Тоже касалось и хворающих конечностей. Мощь камня часто комбинировалась с водами близкого источника Бигсвелл. Камень мог раздавать людям волшебную силу. Старый сказ повествует об одном фермере, который «девять лун в полночь, при полной луне, девять раз полз на коленях вокруг Одинова камня. И в девять лун полной луны он взглянул через отверстие камня и пожелал получить силу видеть Хильгаланд» Потом в сказе фермер обрел эту силу и прогнал эльфов с их магического острова, посвятив его Христианскому богу и назвав его Святой остров Eynhallow.

Также Одинов камень известен ролью в скреплении браков, договоров и союзов. Люди со всех уголков Оркнеев, особенно юные влюбленные, посещали камень, чтобы утвердить свои голоса, и соединяли руки через камень и клялись клятвой Одина. В документе датированном 1744 годом мы читаем, что « церемония считалась настолько священной в те времена, что нарушивший соглашение исключался из любого общества и становился отверженным». Краткое упоминание о Одиновой клятве находимо и в древней Оркнейской балладе «The Play o' de Lathie Odivere:

"An swore bae him dat hang on tree' to marry her"
"He bragged near and far he won his wife bae Odin's Aith"

В ссылке на him dat hang on tree" мы видим явные указания на Одина, висевшего на дереве Иггдрасиле девять ночей. Классическая история о Клятве связана с Оркнейским пиратом Джоном Гоу. Когда он был в Стромнессе, то внезапно влюбился в Мисс Гордон, дочь местного торговца. Сохраняя традицию она отвела Джона к камню Одина, где они подтвердили свою верность. Несколько месяцев спустя, был захвачен и казнен в Лондоне немедля. Обезумевшая от горя Мисс Гордон, как говорят, отправилась в Лондон, чтобы коснуться руки трупа Гоу, чтобы освободить себя от их связывавшей клятвы.

Собор Святого Магнуса

Ночь людоедки-великанши

Интересная старая традиция имеет место на острове Папай в феврале. Впрочем, последнее сообщение о праздновании «Gyro Night» относится к 1914 году. Настоящая дата празднования не может быть точно установлена, но согласно некоторым данным она могла иметь место на первое полнолуние Февраля. Сия дата обычно соотносится с Гандлемасом, также как и с Имболком, событием, отмечающим финал зимы и близость весны. Мы знаем, что на «Gyro Night» пареньки делали светильники, с которыми шествовали сквозь ночь, разгоняя сумрак. Целью их набега было увлечь gyros из укрытия. Эти Gyros были обычно старшие парни, обряженные в одежды гадчайших старух. Ежели бы факелоносцы встретили бы такую, она преследовала бы их с куском веревки, или клубком нитей, пока они не могли опередить ее. Происхождение сей традиции неясно, но возможно gyro происходит от gygr норвежской тролль-бабы, великанши. Но также это означает чудовищную женщину. Однако же отгадка лежит в обычае сожжения женской статуйки в Gyro Night. Мы видим здесь олицетворение зимней старухи Калйах. Она это синеликая согбенная ведьма-карга в Шотландии, олицетворяющая сезон Зимы, представляющая яснейший случай сверхъестественного существа бывшего первобытной богиней, возможно среди древних Бриттов до Кельтов. Она отображена и в других образах, например, отвратная ведьма у Чосера, Черная Анни Холмов Данов в Лейчестершире с синим лицом, Джентли Анни Кроматри Фирс, Калли Берри в Ульстере, Caillagh Ny Groamagh Острова Мэн и так далее. Мы видим тут связь с Хель и Индоевропейской Темной Матерью. Различные сказы и предания мы можем найти в трудах Миссис Уотсон и ее отца Александра Кармайкла (известен нам его труд «Кармина Гаделика»), миссис Грант, Маккея, но более всего материала мы можем обнаружить в работе Дональда Макензи «Шотландский Фольклор и Народная Жизнь». В этой работе ей посвящена целая глава под названием «Шотландская Артемида», где на примере деятельности Калйах и различных личин ее образа, в которых исследователь находит поразительное сходство с примитивной формой Греческой Артемиды. С первого взгляда она видна как персонификация зимы. Она названа «дщерью Грайне», зимнего солнца.

Старый Оркнейский автор писал :

"bonfires are the very blood of Orcadians. The ritual bonfire
goes back to the very beginnings of our history and even before."

Позабыты сейчас обычаи эти…

Приготовление костра

Ответственность за поиск и сбор материала для костра фестиваля возлагалась на старших детей каждой местности. Так как дерева было недостаточно на островах, всегда обычным топливом был вереск и торф. За недели до возжигания костра молодежь облазивала окрестные холмы собирая охапки вереска. Эти охапки складывались подле места разведения огня. Каждый дом в области выделял самых сильных мальчиков для перетаскивания торфа. Место костра всегда было традиционным - место, где праздничные огни зажигались несчетными поколениями. Массивный утес Голова Джона, назван так потому, что с незапамятных времен служил местом для разведения костров на Джонмас (Иоаннмас).

Обычаи костров

И, наконец, в ночь, когда вспыхивали костры, молодежь плясала и водила хороводы вокруг огня. Мальчики хватали пылающие пучки вереска из огня и бежали с ними со склонов холмов, озаряя все вокруг светом! Прыжки через огонь были нормальным явлением, распространенным по всей Европе! Ранние записи 17 века сообщают нам, что те, кто собирался у этих праздничных костров обходил их «по солнцу». Также скот, коней вели таким путем вокруг огня. Огонь играл роль жизнетворящей и очищающей силы.

Frater Primarch Ordo Corona Borealis


Дата публикации: 29.10.2006
Прочитано: 5935 раз


Дополнительно на данную тему
Воинская элита Одина - берсеркиВоинская элита Одина - берсерки
Языческие дни недели: как язычество влияет на нашу повседневностьЯзыческие дни недели: как язычество влияет на нашу повседневность
Рождение, Смерть и ПерерождениеРождение, Смерть и Перерождение
Происхождение и общественный строй древнегерманских племенПроисхождение и общественный строй древнегерманских племен
Вульф Соренсен (Генрих Гиммлер) - Голос ПредковВульф Соренсен (Генрих Гиммлер) - Голос Предков
Словарик АрманизмаСловарик Арманизма
ПиктыПикты
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru