Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки



Сказы Миролюбова
Сказ Захарихи про царя Панька

<...> Еще Прадед мой с Прабабою говорили мне про царя Панька, а за того царя Панька земля была тонка, носом копнешь — и воду пьешь! А за те часы Русская земля объявлялася, а за те часы собиралася, а люди те до купы гребли, наносили издали, насыпали, а и стала земля твердая, темная, и можно было по ней ходить, опираться, и никто больше вглубь не проваливался. А почали ветры дуть буйные, а почали дожди идти страшные, а та земля разъехалась, рассыпалася, и снова земля тонка была. А дул ветрами Самостриб глупый, а лил дожди Самолей другой, а они над тугой Русской потешалися, а что земля тонка стала, смеялися.

И пришел тут Святожар святой, он тому Самострибу погрозил пальцем, он Самолею тому показал кулак, и снова сонечко засветило жарко, и снова люди землю носили, от всех краев гребли, собирали ее, пока толщу целую не насыпали. И сказал им Святожар Святый, что под тонкой корой земной вода течет, а что нет той воде конца-краю, и что плавает на ней корка тонкая, а захочет Бог, так и потонет, а коли теперь нанести земли, так теперь утвердится и сложится, и останется твердо стоять до конца веков, пока не будет над ней благость Божия.

А сказал то Святожар святой, а сам в Рай пошел Путем Ясным, что в ночи горит всеми цветами, да что Зорька шла по небу ровно да коров доила, Молоко несла, а и то Молоко Небесное расплескала, и видно оно в небе, дорогу кажет, по которой в Рай Святые идут, по которой воины на коньках скачут, кто живот за землю отдал в поле брани, а кто пал за царя, за Родину, да за веру Святую Православную.

Самостриб про то слышал, головой качал, Самолей слышал, помалкивал, а коли Святожар Святой ушел по небу, Самостриб почал тучи гнать, задувать, а Самолей почал дождем хлестать. И дули они месяц целехонький, и дождем лили тоже целый месяц, а земли Русской размыть не смогли, ни травы побить на ней высокой, ни скотину потопить не смогли они, уморилися, оставили так, ушли домой, отдыхать легли, а тем часом народ наш собрался, стариков позвал, судить начал, а как хаты строить, коли дерева нет, а как складывать, коли камня нет.

И сказали деды им с прадедами, чтоб копали яму великую, а землю до нее с водой замешали, чтоб добавили травы сухой, а и ту землю ногами месили, а из нее кирпичи делали, да на сонечку их высушивали, а из них себе хаты складывали. <...> Вот и скоро они все села сделали, города сложили из кирпичей тех, травой, соломой крыши покрыли, а и стали себе церкви Божьи ставити , а потом стали себе царя искати, а нашли его, сделали царем Великим, над Землею Русскою Православною.

А как стали звонить они, чтоб царя славить, а церква та земляная осела, пошатнулася, развалилася. Опечалились прадеды наши, заплакали, а царь сказал им так: «Не плачьте вы! Собирайте мне с двора каждого по рекруту молодому, сильному, а я их научу, как в поле ходить, а я их научу, где леса добыть, а где камня взять для Церквей Божьих, а и как города поставить покрепче!» А собрал царь со всей земли рекрутов, поставил их на площади, а и стал их учить дней пять подряд, как ходить уметь, как стоять уметь, а и как из ружья палить, из пушки, по всякому неприятелю.

А потом повел их полем чистым в землю соседскую, дерева брать, камней накладывать телег больших, домой везти.

<...> А пошла с того война великая, а сказал царь Бурван солдатам своим: «Идите вперед, за землю нашу, за храмы Божьи, то не могут быть под соломой простой, из земли ставлены, из праха сделаны, а из камня, а чтоб все внутри из дуба было, а чтоб знать, куда Сноп нести, за часы Спожин наших великих!» И пошли солдаты царские вперед, забирали они камень белый там, а из камня того белого после на Руси алтари Божьи делали, а из дерева того дубового доски тесали, а из досок тех иконы делали, а на них Божьи Лики писали Святые.

А когда соседи видели, что царь Бурван не хотел в их земле ничего другого, говорили они потом людям русским: «Как бы знали мы вначале все, так и против вас не стави-лися, и сами бы дали на храмы Божьи камень белый и лес дубовый!» А на то царь Бурван сказал: «Не верьте им! Лгут они вам с большой хитростью! Знали они все до последнего, да не хотели дать нам, а продать все, обмануть, за три-дорога!»

А пока царь Бурван сказал своим то, те соседи к себе в капища шли, ворожили там перед идолами, да Черняка своего звали к себе, чтоб явился, помог им против Руси, да чтоб Мор забрал с собой в дорогу, да на нас, на Русь его выпустил! Появился Черняк, Морягу привел, а и с ним Мару его замурзанную, а и тех Мор-да-Мару на нас пущал! А как пошли люди корчиться, а за живот хвататься, в муках мучиться, увидал то царь наш Бурван добрый, расплакался, Беляка позвал на подмогу.

И явился Беляк на тройке коней, коней белых с подпалиною, а и спрыгнул он с воза своего, да погнался за Черняком и поймал его. Душит Беляк Черняка за горло, повалил наземь, в землю тычет, а сбежалась вся Русь кругом, помогать хотела, да сказал царь Бурван: «Сторонитеся! И не нам то дело, а Богу единому, а мы можем стоять, на то взирать, а не можем мы до того мешаться здесь, а можем молиться, Бога просить, чтоб дал он Беляку силу многую!» И стали люди кругом, стали — крестятся, Бога молят, чтоб на помощь шел Беляку тому в благовременье.

Вот лежит Черняк, посинел совсем, понатужился, пона-прягся весь, да и сам Беляка хватил за душу, да уже сверху лежит, уминает его! А и тут пришел Младенец Ясный, сам мал так, смешно взглянуть на него, подошел, пальчиком ткнул Черняка, а и тот свалился, как Громом побитый, без сил вовсе. И сказал тут Младенец Ясный: «Ты бери его, Беляк наш храбрый, да свяжи его веревкой крепкою, на телегу клади, ко Мне вези, а я его там поучу уму-разуму!»

И сделал так Беляк с Черняком, вязал его веревкою крепкою, валил к себе на телегу свою, да вез его на край земли, а там повернул коней направо он, и люди уже видели, как в Небе везет, Дорогой-Путем Молочным едет, где Заря ходила, Молоко разлила, а где Бог пасет Овец Своих, да где звездочками сверкают Души Праведные, и где Бог сидит на Престоле Своем.

Как увез Беляк Черняка до Неба, где судить его будет Бог единый, тут Младенец взглянул на Мор-да-Мару, и сказал им: «Коли вы такие злые, так вцепляйтесь вы друг в дружку, а людей моих верных оставьте в покое!» Как сказал им Младенец Малый слова те, так вцеплялися Мор-да-Мара друг в дружку, руками врасталися, ногами, да так, злые друг на друга, ругаясь, и бегали кругом, на потеху людей. И М/аденец тот Ясный ушел за телегой, по Пути Млечному, в Небо синее. <...>

И война бы та тем и кончилась, но забыли все про Крутягу злую, что жила да шипела под старой колодой, а и та Крутяга злая была, как ведьма, волосы ее всегда распатланы, зубы у нее желтые да черные, из-под сухих губ выглядают гладко. А было ей, Крутяге злой, лет сто, а коли разозлится, совсем молодеет, и щеки румянцем горят, и глаза блестят, и глядит она, от зла радеет, от зла веселится, смеется даже.

И выползла из-под колоды она, как змея вытянулась, встрепенулась, и шипеть стала на людей Русских, наговаривать заклятья на них страшные, а еще к тем заклятьям чары пускала, чары темные, злые, навадливые, чтобы всех людей перессорить потом, и чтоб после разбить их, развеять, а и Церквей Божьих не строить совсем, чтоб остались они без помощи Божьей.

А в те часы Земля заневестилась, расцвела Земля, Весну ждала, а приехал сначала Жених веселый, юноша молодой, голова в цветах, а за ним прилетела тройкой коней Невеста сама с подружками. И пришел Жених к Невесте той, и запели подружки песни свадебные, а Земля потянулась, понатужилась, треснула, ростками пошла, ростки потянулись, цветами стали, и сорвал Жених цветы те красные, понабрал он синих, желтых цветов, нарвал белых, в телегу бросил, и помчались все вперед, в дали дальние, с песнями, с цветами, с лентами, а Невеста цветами бросалась, а Жених, веселый, брагу пил, брагу пил и встречным давал: «Пейте, братья мои, люди Русские! Пейте за наше здоровье! За Весну мою, и чтоб счастья нам Бог послал немрачного!»

И пили все, веселились с ними. А потом упились, чарами взялись, от Крутяги злой отправлялись, да поспори-лись, да повздорились, да пошли драться ни за что, ни про что, а пошли драться, Крутягу обрадовали, и стала она краше цвета в поле, щечки старые налились красой, волосы лохматые стали пышными, зубы желтые побелели как есть, и стала Крутяга красавицей, на чужом, на несчастье разжилась, на чужой боли обрадовалась, чужой страсти раздобрялась, и стала она одеваться в шелка свои, в шелка-бархаты, щеголять пошла, зазывать к себе молодых парней, да садиться с ними в уголку темном, да шушукаться, да присватываться.

И сдурели юноши молодые, стали бегать за ней, за бабой старой, а как та морщинку на лице видит, так опять колдует яростно, и опять люди дерутся Русские, кто за кем ходит, да кто что сказал, да у кого два теляты, а у кого четверо. А как слышит то Крутяга злая, так и маковым цветом цветет, наливается, и румяна она, и бела собой, а и телом пышна, грудью крепкою, не знает никто, не ведает, что старуха та, ведьма злая, да что днем красна, хуже к вечеру, а в ночи на нее жутко глянуть совсем.

И задумался царь Бурван, сказал так всем: «За отца моего, за царя Панька, <...> не было такого сорому нигде, не было нигде побоища такого, ни питья такого, веселия, ни вражды такой невиданной. А клянусь я вам, что и сыну моему, Паньку-царевичу землю чистую дам, а что выведу зло на ней начисто, а что где оно скрывается, там и сцапаю я его, истреблю вконец!»

Услыхала то Крутяга злая, порешила, конец ей будет, коли царь найдет! Порешила, ворожить стала, чаровать пошла, напускать туман, чтоб и царь сам ничего не знал, и чтоб царь сам не знал, где она. Порешила так, поворожила она, всех нечистых себе на помощь звала, чтоб пришли они, ратовали ее, чтоб спасли ее, бабу лютую. И пришло их видимо-невидимо, всех цветов, всех мастей, с рожицами, у кого из них бороденки козлом, у кого — роги завитые, у кого копытца стоят бобриком, у кого они лаптем стоптанным, а у этого хвост крючком, как у пса дворового, шелудивого.

И сказала им Крутяга злая до соседей идти, народ мутить, чтобы кинулись они на Землю Русскую, чтоб войну начинали жестокую. И пошла вся сила ихняя, до соседей кинулась, навела тьмы на них, сбила с толку, одурманила, подняла, ружья дала, в поле бросила. Идут они на царя русского Бурвана, идут, похваляются, криком кричат: «Уж мы того царя на куски разорвем! Уж мы его в полон заберем! Уж мы на нем землю пахать будем!» Увидела стража на границе, как идут они, зажгла огни сторожевые, отступила. <...> Собиралось ополчение Земли Русской, кто на коне, кто на воле, а кто пешком, доходило ополчение до царя русского, кланялось ему до земли, говорило: «А веди нас, царь наш, куда скажешь! А умрем за тебя, коли повелишь!» Отвечал им царь: «Ребятушки! Помирать и дурак может, а вот жить-то надо! Надо так воевать, чтоб целы были! А идите теперь половина направо, а другая половина налево, да стойте, в траве прячьтесь, ждите приказа моего царского». Пошло ополчение на два конца. В траве залегло, разделилося, а царь собрал хромых, слепых, дал им всем оружие, послал вперед, да наказ дал, как завидят врага, так чтоб сразу отступать пошли.

Идут враги, в бубны бьют, в дуды гудят, в сопели, гусли звенят, в горшки стучат, на царство русское надвигаются, а и царство то по Волге сидит, а и царство то по Дону лежит, а оттуда до самого сонечка закату, там, где ложится оно в кроватку златую, где спит в ночи под кустами розовыми. Увидали враги, как царь русский идет, а воины его слепые да хромые друг за дружку держутся, в пути падают, рассмеялись они, расхохотались, саблями в небо тычут, щитами звенят, победой легкой похваляются да на Русь нашу летят с пиками!

А дал царь Бурван знак своим, а те две рати из травы выскочили, одна спереди, друга позади, да врагов зажали, тут им духу дали! Да били, гнали их, полонили, а враги сабли кидают, щиты свои, руки к небу вздымают, сдаются. И царь знак дал всех брать, никого не рубить, а ихнего царя к телеге привязал, да так с коньми вместе и ехал он, а царь чужацкий повозку вез, заместо пристяжного, буланого. Пришли они до Града Русского, что Гуляй-город прозывался, а где царь наш на Столе сидел, ноги в чеботках сафьяновых на скамеечку поставивши.

И на улице народ кричит, царя славит нашего, русского, а над царем чужацким насмехается. А наш царь народ останавливал, а наш царь почести отдавать приказывал царю чужацкому, что в плен попал, а так говорил он народу нашему: «Уж ты, народ, что дите малое! Победа наша была, ну и есть на том, а что царь ихний сорому набрался, заместо буланого в повозку запряженный, так и хватит с него! Отпустим его!» А народ кричит: «Не пущай! Не пущай! Он тебе, выродок, еще не такого наделает! Ты, царь, бери его землю всю! Чего там много с ним растабаривать!»

Ну, царь наш знак дал воинству, разогнали народ сол-датушки, по домам послали кашу варить, быков резать, овец готовить, чтоб было чем порадоваться, да чтоб квасу побольше в бочках катили, да чтоб вина несли, меду крепкого. А Крутяга злая народ возмущает, а Крутяга злая народ подбивает: «Возьмите царя чужацкого злого, убейте его! Зачем детей наших бил?» И народ стал помышлять недоброе, как царя ему схватить пленного, да как его у весть, изнущиться над ним, да чтоб там и убить его, на задворках каких, да чтоб бросить его воронью на съедение!

<…> А вышло так, что Крутяга злая пробралась кошкой на кухонь царскую, да везде огонь и сгасила там, да кресала всем послюнила, да труты всем обглодала, вот и нечем огня зажечь на кухонях! <... > А везде в печах огонь выгас! <-..> А на весь Гуляй-град ни искорки! И как быть теперь, никто не ведает. Побежали к попу, может, у него есть, от лампадки зажечь, коли нет огня. А и там, у попа, огня нет как нет. «Ну, служи-ка, поп, нам молебен! Пущай Бог сам нас надоумит, как!» Пошел поп служить все молебены, а сам служит, кадила разжечь нельзя! Так пустым кадилом и помахивает. Ни свечи тебе, ни лампадки нет.

А входил тут до церкви малыш такой, а совсем еще он маленький, а и тот малыш сказал людям: «Не печальтесь! Огонь будет! Пойдите к дубу из церкви и там ждите!» И все смотрели, где же мальчик тот? А его уже нигде не было. Вот и вышли все на площадь большую, где дуб старый рос, а где царь суд правил, и стали люди подле дуба, и видят, будто птица летит, а та птица огонь в клюве несет, ветку дубовую горящую! А та птица ветку кидает, а людям так говорил: «Зажгла я ветку дубовую от сонечка! А летала к нему, а перья опалила, а теперь лечу в гнездо свое, а там ждать буду, аж перо отрастет». И, сказав так, летела низко, летела боком, улетела к себе, а люди, хватив ветку горящую, бежали до кухонь, огня зажигали, и был в тот день огонь везде, и люди, празднуя, страву ели, о птице Горючей рассказывали, Бога славили и царя поважали.

И слышала про то Крутяга злая, а еще больше злобилась, распалялась на людей, на царя русского, да на град-Гуляй — Град большой, да на все его население. И шла она бочком от столов общих, в избе своей запиралась, в хате окна занавешивала, ворожила на горшках старых, бесовское варево делала, насылала беды на царство русское.

А тем часом Беляк пришел, а Паруньку приводил, а давал он Паруньке дручок большой, а тот не простой, а дубовый, и давал ему еще пику длинную, а та не простая, а дубовая. И шел Парунька, на коня садился, а конь его рыжий, седелка новая, повода парчовые, стремена серебряные, узда золотая, а конь не конь, а чудовище! Как воспрянет конь, как начнет бить задама, как заржет человечьим голосом: «А и здесь она, треклятая! На Кривой на улице сидит, ворожит!»

Да как кинется вскачь к дому тому, что на улице бочком стоит, крышей соломенной покосившись, да как сиганет через забор, да как в двери ударяет копытами, а двери гнилые валятся в прах, а ведьма косматая в окно сигает, а Парунька ее копьем тычет да дубинкой дубовой по головешке — раз! Тут и выскочил из нее дух поганый, а засмердел он так, что все носы заткнули, от той хаты, от Кривой улицы побежали. А Беляк идет следом, хочет ведьму вязать, а она издохла уже, старая, дряхлая, и вся красота ее навороженная сошла с нее, и поганой стала.

И сказал Беляк: «Вот что, люди добрые! Собирайте солдат побольше, бо успела она, треклятая, на Русь нашу добрую врагов назвать! А идут они по полю чистому, идут многие, конями и пешие, и будут здесь назавтра-че, и треба буде их бити, а я, Беляк, помогу вам!» Поднимался туг народ весь за землю, а валил народ до царя русского, говорил ему: «Веди ты нас, а уж мы тебе послужимо!»

И наутречко гадяки были у самого Гуляй-града Руска, и билися с ними прадеды наши, до последнего отбивалися, а гадяки те изумлялися, и откуда та Русь силу бере, и откуда Парунька взялся? Как даст дубиной по полку ихнему, так и нет полка совсем. А как грохнет своей оружией, так гремит громом долго в небе, и никак с ним гадяки не справляются! А Беляк на них тече скоро, а их разгоняет во все концы, а гадяки не знают, куда текать!

И скоро стал конец войне, запрошали они миру от Руси, а коли стали просить того миру, пришел Панько-царе-вич и сказал: «Батька мой, царь Бурван, помер даже, как узнал, что, гадяки, пришли вы! Ну, так я теперь замест его и даю вам знать, что оружию понесу мою аж до ваших степов, а заберу всю скотину вашую, а девчат, которых покра-ше, себе возьму, чтоб вы больше на злато наше да на сребро не зарились!»

И, сказавши так, пошел на гадяк, пошел на царство ихнее гадячее, и как сказал, так и сделал там, скотину брал, девчат забирал, а гадяков всех разгонял в степи, и сказал, что с ими миру не буде, пока Русь живет, пока русские на земле своей дышать будут! А и скоро царство то гадячее от других соседей знищилось, и по том, по Донце загину-ло, а и сами они, гадяки, ушли, а Русь наша в степах осталась! Так хотел Беляк с Парунькою, а так Бог велел, и так буде до конца веков, до скончания!

А то баба поведала Захариха, а пусть ей, бабе, Господь грехи простит!


Дата публикации: 14.05.2007
Прочитано: 4121 раз


Дополнительно на данную тему
Сказ Захарихи про тот светСказ Захарихи про тот свет
Сказ Захарихи про ПоранкоСказ Захарихи про Поранко
Сказ Захарихи про старые могилыСказ Захарихи про старые могилы
Сказ Захарихи про царя-пахаряСказ Захарихи про царя-пахаря
Сказ Юрьевской ткачихиСказ Юрьевской ткачихи
Сказка про царя ТимохуСказка про царя Тимоху
Сказ Прабки Варвары про царя ГурянаСказ Прабки Варвары про царя Гуряна
Сказ Захарихи про Троян-царяСказ Захарихи про Троян-царя
Сказка про царя ЗолочаСказка про царя Золоча
Сказ Прабки Варвары о царе СварогеСказ Прабки Варвары о царе Свароге
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru