Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки



Райх Чёрного Солнца
Райх Чёрного Солнца - 1.2 Электричество, рабы и «Буна»

Автор: Джозеф П. Фаррел

Перевод: WTS-Belarus – Bewoelkter

Часть первая: Сумерки Богов

Глава вторая: Электричество, рабы и «Буна»

«Заявления, сделанные генералом Гроувзом после войны… были, вероятно, нацелены на отвлечение внимания от немецкой программы разделения изотопов. Идея заключалась в том, что если существование немецкой программы обогащения урана удастся скрыть, то можно будет заявить, что немецкие усилия в получении атомной бомбы состояли только из бесплодных попыток создания реактора для производства плутония».

Carter P. Hydrick: Critical Mass: the Real Story of the Birth of the Atomic Bomb and the Nuclear Age. [1]

“Люди, которые допрашивали Гейзенберга и других немецких учёных, читали их доклады, и осматривали устройство примитивного реактора в пещере южной Германии никак не могли объяснить, что же пошло не так. Германия начинала войну, имея все преимущества: способных учёных, материальные ресурсы, поддержку и заинтересованность со стороны высших военных чинов. Как могли их достижения быть столь незначительны?” [2] Таковы основные факты и главные вопросы, донимающие каждого исследователя темы немецких секретных военных разработок, с тех пор, как окончилась Вторая мировая война. Как же, на самом деле, могла Германия не завладеть атомной бомбой?

Тезис этой книги, среди прочего, радикален: Германия располагала атомной бомбой во время войны. Чему должно найти объяснение, так это тому вопросу, почему она не использовала это и другие ужасные орудия, ей доступные, или, если их применение имело место, почему мы не слышали об этом. Но конечно, чтобы утвердить такой тезис, вначале нужно убедительно доказать, что Германия владела бомбой.

Это требует поиска относительно легко обнаруживаемых доказательств. Если мы предполагаем, что Германия обладала урановой атомной бомбой, следует искать следующие улики:

(1) Метод или методы разделения и обогащения изотопа урана-235, необходимого для урановой атомной бомбы, до оружейного уровня чистоты, и в достаточном количестве для достижения критической массы, без применения действующего атомного реактора.

(2) Конкретное производство, либо сеть производств, где подобные технологии массово применялись; это, в свою очередь требует:

а) огромных затрат электроэнергии,

б) соответственного обеспечения водными ресурсами и транспортными системами,

в) громадного ресурса человеческой рабочей силы,

г) производственных строений крупных размеров, относительно хорошо защищённых от союзнических и/или советских авианалётов.

(3) Фундаментальную теорию устройства урановой бомбы.

(4) Доступность и соответствующие поставки урана для последующего обогащения.

(5) Площадку или площадки для испытания бомбы.

К счастью, каждое из этих направлений расследования предоставляет нам некоторое количество зацепок, которые доказывают, как минимум, существование очень обширной и успешной немецкой программы очистки и обогащения урана во время войны.

Мы начнём поиск с весьма неожиданного пункта: Нюрнберг.

На трибунале над военными преступниками, на скамье подсудимых также побывали бывшие некогда элегантными, сотрудники и старшие управленцы огромной, невероятно мощной, и весьма известной в Германии химической картели, I.G. Farben A.G. Их рассказы о прошлом этой «глобальной корпорации», спонсировании её нацистским режимом и центральной роли в его «военно-промышленном комплексе», а равно и её роли в производстве отравляющего яда Циклон-Б для лагерей смерти, были широко задокументированы. [3]

I.G. Farben была более чем вовлечена в нацистские зверства посредством строительства огромного завода по производству синтетической резины «Буна» в Аушвице (Освенциме) в польской части Силезии, применяя жестокие меры к заключённым лагеря во время строительства и на протяжении работы завода. Farben логично выбрала Аушвиц в качестве места для строительства завода “Буна”, по “здравым деловым соображениям”. Расположенный по соседству концентрационный лагерь обеспечивал бесконечные поставки рабского ресурса для строительства, и, что весьма удобно, когда рабы выбивались из сил на секретных стройках и работах, кадры могли быть безвозвратно “сокращены”. Директор Farben Карл Краух поручил одному из ведущих экспертов по синтетической резине «Буна», Отто Амбросу, рассмотреть возможные варианты расположения завода и составить рекомендации. Место, выбранное в итоге – Аушвиц – было «особенно подходящим для развёртывания» по сравнению с конкурирующей локацией в Норвегии в силу одной весьма значительной причины.

Угольная шахта располагалась неподалёку, а также три реки сливались, обеспечивая выполнение жизненно важного требования – потребления значительных водных ресурсов. Наряду с этими тремя реками, железные дороги Райха и автомагистрали предоставляли замечательные возможности транспортировки грузов в эту зону, и из неё. Однако, не эти преимущества над Норвежским проектом были решающими. Размещение в Силезии имело другое, подавляющее преимущество: SS планировали значительно расширить соседствующие концентрационные лагеря. Нельзя было пройти мимо гарантии неистощимых поставок рабского трудового ресурса. [4]

Выбор был одобрен правлением Фарбен, и Краух пишет совершенно секретное письмо Амбросу:

В новом списке приоритетов, заверенном полевым маршалом Кейтелем, ваш строительный проект занимает первую позицию…. По моему запросу, (Геринг) издал специальные указы несколько дней назад, адресованные высшим авторитетам Райха… В этих указах, райхсмаршал обязует задействованных офицеров удовлетворить ваши требования, касающиеся опытных рабочих и рабочей силы, даже за счёт других важных строительных проектов, существенных для военной экономики.[5]

I.G. Farben Auschwitz "Buna" Expert Otto Ambros

Вермахт был готов к скорому вторжению в Россию, и, предчувствуя огромные доходы, директора Farben принимают решение финансировать огромный завод самостоятельно, не прибегая к услугам нацистского режима, предназначив 9 миллионов райхсмарок (около 250 миллионов долларов по курсу 1945 года, и более чем 2 миллиарда по современному курсу (книга написана в 2003 году или несколько позже – прим. Bewoelkter). Этот завод «Буна» должен был затмить все остальные.

По мере того же, как развёртывались свидетельские показания на Нюрнбергском процессе, завод «Буна» в Аушвице становился одной из крупных загадок той войны, ведь вопреки громадным суммам денег, отпущенным на его строительство, вопреки личным благословлениям Гитлера, Гиммлера, Геринга и Кейтеля, и вопреки бесконечного обеспечения и опытными контрактными рабочими компании, и бесконечными поставками рабского трудового ресурса из Аушвица, «проект постоянно срывался ввиду нехваток, поломок и задержек… Некое пагубное влияние, казалось, мешает всей операции» до такой степени, что корпорация Farben столкнулась с первым провалом в долгой истории своих технологических успехов. [6] К 1942 году, результат всех усилий рассматривался многими руководителями не только, как провал, но почти как катастрофа.[7]

Не взирая на катастрофу, огромные заводы по производству синтетической резины и газолина были построены, пропустив через жернова корпорационной стройки триста тысяч рабочих из концентрационного лагеря. Двадцать пять тысяч из них были просто жестоко загнаны до смерти от истощения. Сами же заводы были гигантскими. Настолько гигантскими, что, фактически, «они потребляли больше электричества, чем весь город Берлин». [8]

Однако не этот жуткий список фактов озадачил союзнических обвинителей на Нюрнбергском трибунале. Озадачило их то, что вопреки таким огромным жертвованиям жизней, денег и материалов, «ни единого фунта Буны никогда не было получено». [9]

Директора и управленцы Farben на скамье подсудимых были почти одержимо упрямыми в этом утверждении. Больше электричества, чем весь Берлин, восьмой по величине город в мире в то время, чтобы не произвести совершенно ничего? Если это правда, тогда громадные вложения капиталов, труда, и огромное потребление энергии не принесли немецкой мощи вообще ничего. Стоит ли говорить, что с этой картинкой что-то явно не так.

Это было бессмыслицей тогда, осталось бессмыслицей и сейчас, если только завод этот был вовсе не заводом «Буна»…

Когда I.G. Farben начала возведение завода «Буна» в Аушвице, одним из наиболее необычных событий было выселение более десяти тысяч польских жителей из их домов, чтобы освободить место для тысяч немецких учёных, техников, контрактных рабочих, и их семей, которые переехали в этот район. Параллели с манхэттенским проектом здесь очевидны. Да просто совершенно не возможно поверить, будто подобные технические и научные усилия корпорации с наиболее успешным послужным списком в области технологий и производственных предприятий, создали завод, потребляющий больше тока, чем Берлин, на котором никогда и ничего не было произведено либо изготовлено. [10]

Картер П. Хидрик - один из современных исследователей, также озадаченный всем “делом завода «Буна»”. Связавшись с Эдом Лэндри, специалистом в области производства синтетической резины из Хьюстона, рассказав ему о заводе I.G. Farben, о его огромном потреблении энергии, и утверждениях директоров о том, что завод не произвёл никакой Буны, Хидрик получил от Лэндри ответ: «Это был не завод резины – Вы можете поставить на это свой последний доллар». Лэндри просто не поверил, что изначальной целью завода было производство Буны. [11]

Что же насчёт огромного потребления электроэнергии и послевоенным упрямством директоров Farben в том, что завод никогда не произвёл синтетической резины? Какая иная технология потребовала бы таких огромных энергозатрат, такого многочисленного штата квалифицированных техников и масс чернорабочих, и такой близости к изобилию водных ресурсов? В то время, кроме производства резины, существовал всего один технологический процесс, который требует всех этих условий. Хидрик ставит вопрос так: конечно, что-то не на месте в этой истории. Три основных известных факта, уже приведённых - потребление энергии, стоимость строительства, и предыдущие проекты Фарбен – не оставляют впечатления, будто объект, построенный в Аушвице планировался, как завод «Буна». Скорее, они составляют картину другого военного производственного процесса, секретного в то время. И этот процесс – обогащение урана. [12]

Почему же объект назывался завод «Буна»? И к чему эти шумные возражения союзническим обвинителям, утверждения, что завод не производил никакой резины? Один из возможных ответов: поскольку такое огромное количество рабочей силы обеспечивал концентрационный лагерь, курируемый SS, то и сам завод попал в юрисдикцию SS, и эффективное «прикрытие» стало первым пунктом в списках приоритетов и Farben, и SS. В непредвиденных случаях, например, при побеге одного или нескольких заключённых, «Буна» имела бы вполне правдоподобную легенду, если бы какая-то информация просочилась бы к союзникам. Поскольку разделение изотопов было столь секретным и дорогостоящим процессом, «становится трудно вообразить, что так называемая Буна была чем-то кроме ширмы для производства по обогащению урана». [13] Действительно, имеются некие любопытные подтверждения, как мы увидим из записей Фарм Холла. «Завод Буна» был легендой прикрытия, нужной, чтобы объяснить суть стройки рабочим – если какие-то объяснения вообще предлагались! – и контрактникам компании Farben, которые были «не в курсе».

Тогда, задержки в возведении постройки и сложности, испытываемые Farben, объясняются тем, что «Буна» была огромным производством по расщеплению урана; подобные же сложности возникали и у манхэттенского проекта при постройке своего, сравнимого по размерам с немецким, завода в Оук Ридж, Теннеси. Как и американского двойника, недостачи, задержки и технические сложности преследовали проект с самого начала, и как и в случае с американским двойником, эти проволочки возникали несмотря на то, что проект занимал привилегированную позицию в списке приоритетов. [14]

Таким образом, странное поведение и заявления дирекции Farben на послевоенном суде обретают смысл. Уже столкнувшись со сконструированной «союзнической легендой» о немецкой некомпетентности в области ядерных разработок, директора и менеджеры Farben, вероятно, пытались деликатно “внести поправку” единственно возможным путём, не бросая открытого вызова легенде. Они старались, возможно, оставить зацепку к пониманию истинной природы и достижений немецкой программы атомной бомбы; зацепку, которая могла быть замечена только по прошествии времени, и при особой внимательности. Выбор месторасположения – рядом с концентрационным лагерем Аушвиц, и сотнями тысяч его беспомощных жертв – также имело стратегический, вселяющий ужас смысл. Подобно диктаторам более отдалённых времён, нацистский режим умышленно поместил фабрику подле лагеря, стараясь использовать “живой щит” для защиты производства от союзнических бомбардировок. Если это было действительно так, то решение было верным, ибо действительно, ни одна бомба союзников никогда не обрушилась на Аушвиц. Завод был свёрнут только перед лицом наступающих русских армий в 1944.

Производство по разделению изотопов в Оук Ридж, Теннесси

Признание того, что “Завод Буна” был, скорее всего производством по разделению изотопов, требует, однако, подтверждения того, что немцы располагали технологией разделения изотопов. В добавок, если такие технологии были задействованы на “Буне”, это подразумевает, что в Германии было более одного проекта атомной бомбы, так как “хайзенбергское” крыло проекта, и все последующие за ним споры, хорошо известны. Поэтому, выясняя, располагала ли Германия технологией разделения изотопов, дополнительно необходимо попытаться создать обширную реконструкцию существовавших направлений и их взаимоотношений в проекте немецкой атомной бомбы.

Поставив вопрос таким образом, мы снова вступаем в противоречие с послевоенной союзнической легендой: в традиционной истории бомбы (глава манхэттенского проекта генерал Лесли) Гроувз утверждал, что плутониевый проект был единственной ядерной инициативой, проводимой Германией. И он увеличвал этот обман, заботливо обкладывая его подушками полу-правд, до необъятных пропорций – достаточно больших, чтобы спрятать то, что оказывалось гигантским проектом Германии по обогащению урана, и тем заслонил нацисткий почти достигнутый успех от взглядов мира. [15]

Располагала ли Германия технологией обогащения изотопов? Могла ли она применять эту технологию в достаточных масштабах, получая значительные количества обогащенного урана, необходимые для бомбовой программы?

Не может быть никаких сомнений в том, что Германия, конечно, располагала значительными запасами урановой руды, ведь Судетская область, аннексированная Германией после печально известной Мюнхенской коференции в 1938 – это область, известная своими богатыми залежами урановой руды, одной из самых чистых в мире. Область эта, случайным образом, лежит недалеко от области “Трёх Углов” Тюрингии, в центрально-южной Германии, и, таким образом, близко к Силезии и различным сооружениям, которые будут рассмотрены во второй и третьей частях. Так, директора Farben могли иметь и ещё одну причину выбрать Аушвиц как место для развёртывания производства уранового обогащения. Аушвиц предлагал близость не только к воде, соответствующей транспортной сети и избыточной рабочей силе, он ещё был удобно близок к урановым рудникам немецко-чешских Судетов.

Эти факты дают рождение умозрительной возможности. Хорошо известно, что объявление ядерным химиком Отто Ханом о его открытии явления атомного распада было сделано после Мюнхенской конференции и сдачи Судетов Третьему Райху Чемберленом и Даладье. Но могла ли реальность быть иной? Может, открытие распада было сделано до конференции, а его результаты удерживались Райхом до тех пор, пока единственные в Европе запасы урановой руды уже крепко удерживались руками нацистов? Возможно, достойно упоминания то, что Адольф Гитлер был готов выступить войной против материи. В любом случае, прежде чем мы станем расследовать вопрос технологии, доступной немцам, мы должны ответить на вопрос: почему они явно были сконцентрированы почти исключительно на получении урановой атомной бомбы в своей программе. В конце концов, американский манхэттенский проект решил преследовать обе цели – и урановую, и плутониевую бомбы. Теоретическая возможность создания плутониевых бомб – из «элемента 94», как он официально именовался в немецких документах того периода – была, конечно, известна нацистам. И, как показывает вынесеный в начале 1942 года меморандум Бюро армейской артиллерии, немцы знали, что этот элемент может быть произведён только в атомном реакторе. Так почему же они сконцентрировались только на урановой бомбе, разделении изотопов и обогащении? С разрушением норвежского завода тяжёлой воды в Ройконе в 1942 союзническими коммандос, и немецкими неудачами в достижении необходимой чистоты графита для использования в качестве замедлителя реакции, поставки единственного замедлителя, доступного им теперь – тяжёлой воды – были критически низки. Поэтому, согласно легенде, лействующий реактор, способный произвести необходимое для достижения критической массы количество “элемента 94”, был недоступен для немцев в тот период.

Но давайте, на мгновение, представим, что рейда союзнических коммандос не было. Немецкие провалы создания реактора с графитовыми контрольными стержнями уже свершились, и стало очевидно, что прежде чем реактор сможет быть внедрён в производство, необходимо будет преодолеть значительные технологические и инженерные трудности. С другой стороны, немцы уже имели технологию, необходимую для обогащения U235 для бомбы, и, таким образом, обогащение урана предполагало наилучший, наиболее прямой и технологически осуществимый путь к обладанию бомбой, в ожидаемых Германией условиях войны. Далее об этой технологии.

Теперь нужно обратиться к другой составляющей союзнической легенды. Американский процесс создания плутониевой бомбы, с момента, когда Ферми успешно создал и испытал действующий реактор на площадке для игры в сквош в Чикагском университете, шёл, казалось, весьма гладко, до тех пор, пока, уже в конце войны, было открыто, что, чтобы сделать плутониевую бомбу, критическая масса должна быть достигнута гораздо быстрее, чем могла позволить любая из существующих союзнических технологий. Более того, ввиду того, что срабатывание взрывателей в устройстве детонатора должно было быть как можно более синхронным, допустимая разбежка было столь мала, что союзнические учёные стали отчаиваться создать плутониевую бомбу.

Теперь мы встаём перед весьма интересной научной картиной, находящейся в прямом противоречии с традиционной историей бомбы. Если немцы и вправду располагали успешным и масштабным проектом обогащения урана примерно в 1941-1944 годах, и их проект бомбы почти исключительно был посвящён получению урановой атомной бомбы, и если в то же время инженеры союзников приходили к осознанию проблем, неизбежно связанных с проектом плутониевой бомбы, это означает, что немцы не тратили времени и усилий на заведомо более сложную задачу. Как мы увидим из следующей главы, этот факт даёт рождение серьёзным сомнениям в степени успешности манхэттенского проекта в конце 1944 – начале 1945 гг. Так какие же, собственно, технологии были доступны нацистской Германии для разделения и обогащения изотопов, и как они относились к технологиям, применяемым в Оук Ридж в сравнении эффективности и выходного результата?

Видимо, это сложно принять, но фактом является то, что нацистская Германия располагала “по меньшей мере пятью, а возможно, семью серьёзными программами разработок разделения изотопов”. [16] Одна из них, “isotope sluice” /“ополаскивание изотопов”?/, ведомая докторами Bagge и Korsching, двумя учёными, заключёнными в Фарм Холле, была к середине 1944 доведена до такой степени эффективности, что однократное прохождение урана через неё, обогащало материал в четыре раза эффективнее по сравнению с тем же прохождением через ворота газовой диффузии в Оук Ридже! [17]

Сопоставим это с трудностями периода завершения войны, возникшими перед манхэттенским проектом. Несмотря на гигантский завод газовой диффузии в Оук Ридже, количество производимого урана, годного к реакции, было отчаянно недостаточным для критической массы, заканчивался март 1945 года. Прохождение урана через фабрику в Оук Ридж обогащало его примерно с семи до десяти-двенадцати процентов, и тогда было принято решение использовать продукцию Оук Риджа, как сырьё для гораздо более эффективных “beta calutrons” Эрнеста Лоуренса, которые, в сущности, были циклотронами с ёмкостями разделения, использовавшими электромагнитные средства для обогащения и разделения изотопов через спектрографию массы. [18] Следовательно, следует принять, что если “isotope sluices” Багге и Коршинга применялись в схожих масштабах, то результатом было бы более стремительное накопление запасов обогащённого урана. Сходным образом, более эффективная немецкая технология могла позволить относительно более мелкие производства.

Будучи хорошей, технология isotope sluice была, однако, не самым эффективным технологическим средством обогащения урана. Таковым являлась центрифуга, и её наследница, разработанная ядерным химиком Паулем Хартеком – ультрацентрифуга. [19] Американские инженеры, конечно, знали о такой возможности, но на их пути встала весомая проблема: высококоррозийные урановые газы, использующиеся в этой технологии, не позволяли положиться на центрифуги, как средство обогащения урана. Для немецкой стороны, однако, это было решённой проблемой. Специальный сплав, называемый «Bondur», был разработан специально для применения в центрифугах. [20] Но даже и технология центрифуги не была лучшим из доступных немцам методов.

Барон Манфред фон Арденне, эксцентричный самоучка, физик-ядерщик и изобретатель, в тесном сотрудничестве с физиком Фрицем Хоутерманнсом (оба верно рассчитали критическую массу U235 для атомной бомбы в 1941 г.), на средства богатого Немецкого Почтамта под управлением доктора Инг. Онезорге, построили гигантскую подпольную лабораторию в его баронском поместье, Лихтерфельде, за пределами восточного Берлина. Эта лаборатория вмещала электростатический генератор на два миллиона вольт и единственный известный циклотрон (кроме того, что в Curies во Франции) Третьего Райха. Это единственный циклотрон, признаваемый послевоенной союзнической легендой. [21]

В такой ситуации нам следует задержаться, чтобы лучше рассмотреть немецкую бомбовую программу, ведь теперь мы имеем улики существования как минимум трёх различных, видимо, раздельных технологических усилий:

1. Армейская программа Гейзенберга, выстроенная вокруг самого Гейзенберга и различных объединений с институтами кайзера Вильгельма и Макса Планка, проект, сконцентрированный исключительно в малых лабораториях, или, скорее, основанный на валянии дурака в строительстве реактора. Именно на этой «программе» фокусируется союзническая легенда, и именно о ней думает большинство людей, когда речь заходит о немецких усилиях по заполучению атомной бомбы. Именно история этой программы сознательно внедряется легендой, как доказательство немецкой ядерной некомпетентности и портачества. [22]

2. «Завод Буна» I. G. Farben в Аушвице, чьё отношение к другим программам, и к SS не совсем понятно.

3. Круг Багге-Коршинг-фон Арденне-Хоутерманс, разработавший массу продвинутых технологий разделения, и явно, через фон Арденне, как-то связанный с немецкой почтовой службой! Почему Райхспост? С одной стороны, он мог предложить эффективное прикрытие для программы. С другой, и это более важно, Райхспост мог сыпать деньги рекой, и, таким образом, мог обеспечить некоторые внушительные вложения, необходимые проекту; это была настоящая операция «чёрного бюджета», во всех смыслах. И, наконец, главой почтовой службы Райха был, и, возможно, не случайно, инженер: доктор Инг. Онезорге. Это, с немецкой точки зрения, было логичным выбором. Даже его фамилия, Ohnesorge, обозначающая по-немецки «без печали или сожаления», добавляла ироничности к этой истории.

Каков был метод разделения и обогащения, разработанный фон Арденне и Хоутерманнсом? Очень просто, это и был циклотрон. Фон Арденне изобрёл модификацию циклотрона – электромагнитные разделительные ёмкости, весьма схожие с “beta calutrons” О. Лоуренса в Соединённых Штатах. Следует, однако заметить, что фон Арденне завершил свою модификацию в апреле 1942, в то время, как генерал Гроувз и манхэттенский проект заимели beta calutron Лоуренса в Оук Ридже лишь спустя полтора года после этого! [23] В добавок, ионно-плазменные источники (ion plasma sources), спроектированные фон Арденне для его разделителя для возгонки урановых соединений (to sublime uranium compound) значительно превосходили те, какими были обеспечены calutrons. “Версия фон Арденне источников испускания частиц (a source for emitting particle rays) была столь эффективна, что до этого дня она известна, как «источник Арденна»”. [24]

Сам фон Арденне – загадочная фигура, так как после войны он стал одним из немногих немецких учёных, сознательно отдавшим предпочтение сотрудничеству с Советским союзом, а не западными союзниками. Его вклад в создание советской атомной бомбы в 1949 году принёс ему Сталинскую премию в 1955, советский эквивалент Нобелевской премии. Он был единственным не-гражданином Советского союза, когда-либо получившим эту премию. [25]

В любом случае, работа фон Арденне, а также других немецких учёных, работавших над разделением и обогащением урана – Багге, Коршинга, Хартека и Хоутерманнса, выявляла одно: союзнические оценки немецких успехов и возможностей во время войны имели под собой достаточное основание, ведь в середине 1942 немецкие разработки и манхэттенский проект шли голова в голову, и не существовало никакого “далёкого отставания” немцев, как заверяет нас союзническая легенда.

Так каков же всё-таки вероятный сценарий? Какие выводы могут быть сделаны?

1. Существовало несколько немецких проектов создания бомбы и обогащения урана, разделённых, чтобы обеспечить безопасность, которая, возможно, управлялась некоторыми до сих пор неизвестными группами. В любом случае, мы видим, что одна из таких серьёзных программ была (по-крайней мере, номинально) управляема немецкой почтовой службой, и её шефом доктором Вильгельмом Онезорге;

2. Наиболее значимые проекты обогащения и разделения не были ведомы Хайзенбергом или его окружением, любым “высококлассным” немецким специалистом, за исключением, вероятно Хартека и Дибнера. Это предполагает, что наиболее знаменитые учёные использовались, как “заслоны” и не вводились в положение дел наиболее серьёзных и значимых технологических достижений ради обеспечения безопасности. Если бы они были вовлечены в такие серьёзные проекты, а потом похищены или убиты союзниками – а такие мысли, несомненно, посещали OSS [26] - немецкая программа жестоко пострадала бы.

3. Как минимум три немецкие технологии были доказуемо более эффективными и технологически продвинутыми, чем их американские двойники:

а) “Isotope sluice” Багге и Коршинга,

б) Центрифуги и ультрацентрифуги Хартека,

в) Модифицированные циклотроны фон Арденне, «источник Арденне».

4. По-крайней мере одно из известных производств, имея ввиду его физические размеры, задействованную рабочую силу и потребление электроэнергии может быть рассмотрено, как обширная фабрика разделения изотопов: «завод Буна» I. G. Farben в Аушвице. Подозрение сильно, потому что:

а) Никакой Буны не было произведено, несмотря на тысячи учёных, техников, инженеров, контрактников и рабской рабочей силы, задействованных здесь,

б) Будучи расположенным в польской Силезии, завод был близок к урановым рудникам чешских и немецких Судетов,

в) Близость к изобильным водным ресурсам, также необходимым в обогащении изотопов,

г) Близость к сетям автомагистралей и железных дорог.

д) Избыточная доступность рабской рабочей силы,

е) И, наконец, ещё не обсуждавшаяся близость к нескольким крупным подпольным производствам секретных вооружений в нижней Силезии, а также близость к одному из двух предполагаемых испытательных полигонов немецкой атомной бомбы в период войны.

5. Может быть признано, что, в дополнении к “заводу Буна” немцы развернули менее крупные производства в этой местности, используя продукцию “завода Буна” как сырьё для этих других фабрик. [27] Для большей ясности этой нелицеприятной картины, нужно упомянуть ещё два интересных факта: во-первых, фон Арденне работал в тесном сотрудничестве с теоретическим наставником, доктором Фрицем Хоутерманнсом, чьей специальностью был термоядерный распад, как астрофизик он добыл себе славу, дав точное описание типу ядерного процесса, происходящего в недрах звёзд. Достаточно интересно, что ещё в 1938 году существовал австрийский патент на устройство, известное, как «молекулярная бомба». Бомба эта на поверку оказывается ранней версией водородной бомбы. Атомные бомбы, конечно, обеспечивают необходимую температуру для детонации водородных бомб, выбрасывающих гораздо более невероятные и ужасающие разрушительные силы термоядерных бомб водородного распада.

Во-вторых, теперь понятно, почему из всех немецких учёных, работающих над проектом атомной бомбы, именно фон Арденне был тем, кого чаще всего удостаивал визитом лично Адольф Гитлер. [28] В любом случае, все улики указывают на то, что существовала масштабная, отлично финансируемая, высоко секретная немецкая военная программа обогащения изотопов, программа, успешно скрываемая нацистами во время войны, и спрятанная в послевоенный период союзнической легендой. Но и это поднимает свои вопросы. Как близка была немецкая программа к получению количества запасов обогащённого урана, необходимых для бомбы (или бомб), и почему после войны союзники лезли из кожи вон, чтобы скрыть программу?

В качестве завершающей ноты к этой главе, и дразнящего проявления дальнейших тайн, которые будут расследоваться на протяжении всей этой книги, приведём доклад, рассекреченный Национальным агенством безопасности лишь в 1978; доклад этот – расшифрованный перехват сообщения японского посольства из Стокгольма в Токио. Он озаглавлен просто: «Отчёт об атомо-расщепляющей бомбе». Лучше всего процитировать всё его захватывающее содержание, с паузами в тексте оригинала, там, где они появлялись на время передачи:

Часть1.

Эта бомба революционна в своих результатах, и она полностью перевернёт обычные представления о военных действиях, принятые до неё. Я посылаю вам, в одном собрании, все доклады, относящиеся к тому, что называется атомо-расщепляющей бомбой:

Факт, что в июне 1943 года немецкая армия опробовала совершенно новый тип вооружений против русских в местности, расположенной в 150 километрах к юго-востоку от Курска. Хотя атакован был целый 19-ый пехотный полк, понадобилось всего несколько бомб (каждая весом около пяти килограмм), чтобы полностью уничтожить полк до последнего человека.

Часть2.

Следующее излагается согласно заявлениям Lieutenant-Colonel UE (?) I KENJI, советника атташе в Венгрии и ранее бывшим (?на службе?) в этой стране, который случайно видел само место событий, немедленно после их совершения:

«Все люди и лошади (?в пределах зоны?) взрыва снарядов были обуглены дочерна, и даже вся их амуниция детонировала».

Далее, фактом является то, что тот же тип вооружения был применён также и в Крыму. В то время русские объявили, что это был отравляющий газ, и заявили, что если Германия ещё хоть раз использует его, Россия тоже станет использовать отравляющие газы.

Часть 3.

Ещё один факт: в последнее время в Лондоне – в период между октябрём и пятнадцатым ноября – зафиксированы значительные количества смертей и повреждений деловых зданий, причинённых пожарами неизвестного происхождения. Исходя из статей о новом оружии этого типа, появляющихся время от времени в британских и американских журналах, можно понять, что даже наши враги уже принялись изучать оружие этого типа.

Обобщая суть этих докладов: я убеждён, что наиболее важные технические преимущества в текущей великой войне скрываются в реализации атомо-расщепляющей бомбы. Таким образом, ведущие авторитеты планируют, с помощью исследований этого типа вооружений, ускорить дело подготовки его к практическому применению. И я, в свою очередь, убеждён в необходимости безотлагательных мер, чтобы посодействовать этому делу.

Часть 4.

Последующее является изложением фактов, почерпнутых мной из его технических характеристик:

Недавно британские чины предупредили свой народ о возможности того, что они могут попасть под атаку немецких атомо-расщепляющих бомб. Американские военные чины подобным образом предупредили, что американское восточное побережье может стать областью, избранной для слепой атаки некоего типа летающих бомб. Они были названы «немецкими Фау-3». Более точно, это устройство основано на принципе взрыва ядер атомов тяжёлого водорода, полученного из тяжёлой воды. (Германия имеет крупный завод (?для этого?) в Rjukan, в Норвегии, который время от времени подвергался бомбардировкам британской авиации). Естественно, и до этого было достаточно примеров успешных попыток сталкивания отдельных атомов. Тем не менее,

Часть 5.

Если интерес представляет демонстрация практических результатов, то, похоже, они не в состоянии расщепить значительное число атомов сразу. Для расщепления каждого отдельного атома им нужна сила, способная разложить орбиту электрона.

С другой стороны, вещество, используемое немцами, очевидно, имеет совершенно особый удельный вес, отличный от всего, что использовалось до этого. В этой связи, проходят намёки на СИРИУС и звёзды класса «белых карликов». (их удельный вес составляет (?6?) одну тысячу, и вес одного кубического дюйма равен одной тонне).

В общем, атомы не могут быть сжаты до плотности ядер. Тем не менее, огромное давление и предельные температуры в «белых карликах» вызывают взрыв атомов;

Часть 6.

И более того, с поверхности этих звёзд исходят излучения, состоящие из того, что осталось от атомов, которые теперь стали только ядрами, очень маленьких размеров.

Согласно мнению английских газет, немецкое атоморасщепляющее устройство – это дезинтегратор НОЙМАНА (NEUMAN disintegrator). Невероятная энергия направляется на центральную часть атома, и это увеличивает атомное давление до нескольких тысяч тон на квадратный дюйм. Такое устройство может расщеплять относительно нестабильные атомы, таких, например, элементов, как уран. Кроме того, оно делает возможным накопление взрывной атомной энергии.

A-GENSHI HAKAI DAN.

Значит, бомба черпает свои силы из освобождения атомной энергии. Прочтём теперь окончание этого захватывающего перехвата: “Inter 12 Dec 44 (1,2) Japanese; Rec’d 12 Dec 44; Trans 14 Dec 44 (3020-B)”. Здесь мы можем ясно увидеть, когда сообщение было перехвачено и записано американской разведкой (14 декабря, 1944), язык его оригинала (японский), когда сообщение было переведено (14 дек. 1944), и кто его перевёл (3020-B). [29]

Дата этого документа – после испытаний, которым был свидетелем Ганс Цинссер, и за два дня до начала Арденнского наступления – должна была включить тревогу в офисах разведки союзников, как во время войны, так и после неё. Хотя и очевидно, что японский атташе не вполне ясно представлял себе природу ядерного распада, из документа явствует множество поразительных догадок:

1. Немцы, согласно докладу, использовали оружие массового поражения некоторого типа на Восточном фронте, но, очевидно, по некоторым причинам, воздержались от применения его против западных союзнических войск,

а) Конкретно указывались области: Курск, в примерном месторасположении южного крыла немецкого наступления, предпринятого в июле, а не июне 1943, и Крымский полуостров;

б) Указывается 1943 год, хотя единственная крупная операция, проходившая в Крыму имела место в 1942, массированый обстрел Севастополя немецкой артиллерией, из чего можно заключить, что речь снова идёт о 42; (Здесь стоит подробнее задержаться на немецкой осаде русской крепости Севастополь, картине колоссальнейшего артиллерийского обстрела за всю войну, потому что она прямо связана с толкованием перехваченого доклада.

Осада проводилась под командованием (Colonel-General) (позже полевого маршала) Эриха Фон Манштейна одиннадцатой армией. Фон Манштейн собрал 1 300 единиц артиллерии – что составило наибольшую концентрацию тяжёлой и сверхтяжёлой артиллерии, созданную любой стороной за время войны – и обрушил на Севастополь всю мощь этого арсенала, ведя обстрел 24 часа в сутки на протяжении пяти дней. Артиллерийские установки не были обычными полевыми орудиями. Два миномётных полка – Первый тяжёлый миномётный полк и Семидесятый миномётный полк, а также Первый и Четвёртый миномётные батальоны, были сконцентрированы напротив крепости под особым командованием полковника Нимана (Nieman) – общим числом 21 батарея, 576 стволов, включая батареи Первого тяжёлого миномётного полка с 11- и 12.5-дюймовыми фугасными и зажигательными снарядами… Даже эти монстры не были самыми крупными орудиями, задействованными под Севастополем. Несколько 16,5-дюймовых орудий Krupp «Big Bertha» и их старые подобия австрийской фирмы Шкода также были выставлены против русских позиций, вместе с даже ещё более колоссальными мортирами «Карл» и «Тор», гигантскими самоходными двадцатичетырёхдюймовыми мортирами, выстреливающими снарядами, которые весили более двух тонн.

Но даже и «Карл» не был последним словом в артиллерийском деле. Последнее же слово располагалось в Бахчисарае, в «Садовом дворце», древней резиденции татарских ханов, и носило имя «Дора», хотя иногда именовалось «Тяжёлый Густав». Это было наитяжелейшее орудие войны. Калибр его был 31,5 дюймов. Шесть железнодорожных вагонов использовались для транспортировки деталей этого монстра. Его стасемифутовый ствол выбрасывал фугасные снаряды весом в 4800 килограмм, то есть, почти 5 тонн, на расстояния свыше 29 миль. Установка также могла быть использована для стрельбы даже ещё более тяжёлыми бронебойными снарядами, весящими семь тонн, на расстоянии около 24 миль. Снаряд вместе с гильзой имел около двадцати шести футов в длину. Поставленный на попа, он возвышался бы над крышей двухэтажного дома… )

Эта информация важна, чтобы осознать: здесь были даже традиционные виды вооружений, но увеличенные в столь гигантских, почти запредельных пропорциях, что можно было бы задаться вопросом об экономической целесообразности таких орудий. Однако, единственный залп «Доры» уничтожил склад боеприпасов в Северной Бухте, хотя он и был расположен под стофутовой толщей земли. [30] Почему важны эти детали? Во-первых, отметим ссылку на “зажигательные бензобомбы”. Эти снаряды указываютщие на применение необычных вооружений под Севастополем, доставлялись обычными – хотя и весьма масштабными – артиллерийскими средствами. Немцкая армия имела в распоряжении, и с не меньшей эффективностью применяла такие снаряды и на Западном фронте. Но могло ли здесь быть даже ещё более устрашающее оружие? В последующих главах мы представим улики того, что немцы действительно разработали раннюю версию “топливных воздушных” бомб (fuel-air bombs), вполне традиционного оружия, но с взрывной силой тактического ядерного оружия. Учитывая огромный вес таких снарядов, и недостаточное количество подходящей по грузоподъёмности авиации для его доставки, немцы, возможно, и даже, вероятно, использовали в этих целях сверхтяжёлые артиллерийские орудия. Это также объясняет другую странность в утверждениях японского военного атташе: немцы, очевидно, не применяли оружие массового поражения против городов, но только против военных целей, находящихся в пределах дальности поражения такого оружия. Далее мы продолжим анализ японских докладов.

2. Немцы серьёзно преследовали цель создания водородной бомбы, поскольку реакции ядер атомов тяжёлой воды, содержащей дейтерий и тритий, являются основополагающими в реакциях термоядерного распада, что особо отмечается японским делегатом (хотя он и путает эти реакции с реакциями распада в атомных бомбах). Также доказательством является предшествующая войне работа Фрица Хоутерманнса о реакциях термоядерного распада в телах звёзд,

3. Огромные температуры атомных бомб использовались в качестве детонаторов для бомб водородных,

4. В отчаянии русские объявили о готовности использования против немцев отравляющих газов, если те не «воздержатся от огня»,

5. Русские считали оружие неким сортом «отравляющих газов», либо в качестве легенды прикрытия, либо в результате неосведомлённости русских солдат, дающих отчёты, о типе вооружения, применяемого против них, [31] и наконец, самое важное,

6. Согласно японским источникам, немцы обретали их особые знания путём неких отношений со звёздной системой Сириуса, и это знание включало сведения о некой очень необычной форме сверхплотонй материи; положение, не вызывающее доверия и сегодня.

Именно этот последний пункт притягивает наше внимание к наиболее тайным глубинам немецких оружейных разработок, ведь если это заявление основано хоть на крупице правды, то оно выявляет, что на неких сверхсекретных уровнях, физика и эзотерика развивались нацистским режимом в экстраординарных направлениях. [32] В этом отношении, важно заметить, что предельная плотность вещества, описанного японским эмиссаром отражает не что иное, как концепцию современной физики о так называемой “dark matter”. По всей вероятности, его доклад значительно переоценивает массу этого вещества – если оно вообще существовало – но, тем не менее, оценки эти позволяют понять, что плотность такого вещества далеко отстоит от привычных величин плотности.

Удивительным образом, связь Германии и Сириуса всплывает вновь, уже после войны, в весьма необычном контексте. В нашей предыдущей книге, “The Giza Death Star Deployed”, мы упомянули исследования Роберта Темпля (Robert Temple) о загадочном африканском племени Догон (Dogon), примитивном народе, который, тем не менее, сумел сохранить точное знание о звёздной системе Сириуса на протяжении многих поколений, с времён, весьма далёких от того момента, когда современная астрономия обрела хоть какие-то сведения об этой системе. В той книге мы отметили, что Темпль также упоминал о глубокой заинтересованности советского КГБ, американского ЦРУ и NSA в его книге… Странное упоминание, возможно, значимое, в свете последних обсуждений возможной вовлечённости Германии в /scalar physics/ исследования во время и после Второй мировой воны. Ссылка Темпля на письмо-донос, которое барон Jesco von Puttkamer написал ему (а в последствии от него отрёкся), утверждавшее, что вышесказанное не является официальной позицией NASA. Темпль считал, что Путткамер был один из немецких учёных, вывезенных в США во время знаменитой операции “Paperclip”, в дни, непосредственно последовавшие за капитуляцией нацистов (стр. 9-10). [33]

Как следует из дальнейших наблюдений в этой книге, Карл Йеско фон Путткамер не был обычным немцем, являясь членом военного генерального штаба Адольфа Гитлера на протяжении войны, и адъютантом штаба флота, начав войну со званием капитана и закончив в чине алмирала. Путткамер впоследствии был задействован в NASA.

Так, расследование о немецкой атомной бомбе, посредством недавно рассекреченных японских источников, уже увело нас далеко в сторону, в царство ужасающих вероятностей, в мир топливных воздушных бомб, гигантских артиллерийских систем запуска, сверхплотного вещества, водородной бомбы, и того, что кажется странным сочетанием мистического эзотеризма, египтологии и физики. Была ли немецкая бомба? В контексте вышесказанного, вопрос кажется почти пошлым и простым. Если так, то, учитывая приведённые экстраординарные доклады, периодически просачивающиеся с Восточного фронта, какие же ещё, даже более секретные разработки лежали за проектом атомной бомбы, ведь, очевидно, такие разработки существовали?

Оставим пока сверхплотное вещество. Согласно некоторым версиям союзнической легенды, немцы никогда не располагали достаточным количеством урана оружейного уровня обогащения. В следующей главе мы займёмся расследованием проблемы «недостающего урана».

«Тяжёлый Густав», или «Дора», 31,5 дюймовый монстр, швырявший пяти- и семитонные снаряды на Севастополь: были ли они снарядами обычного вооружения, или топливными воздушными бомбами?

(сноски:)

[1] Carter P. Hydrick: «Critical Mass: the Real Story of the Birth of the Atomic Bomb and the Nuclear Age», опубликованная в Интернете рукопись, (www.3dshort.com/nazibomb2/CRITICALMASS.txt, 1998, стр.21 – таковой сайт действительно существует, но указанных материалов найти не удалось – прим. Bewoelkter). Исследования Hydrick кропотливы и тщательны, и воссозданная им в деталях картина завершения войны достойна внимательного рассмотрения. Остаётся искренне надеяться, что он со временем издаст эту важную работу и в печатном формате.

[2] Томас Пауэрс, «Heisenberg’s War», часть восьмая.

[3] Joseph Borkin, «The Crime and Punishment of I. G. Farben»; Anthony C. Sutton, «Wall Street and the Rise of Hitler».

[4]Боркин, там же, стр. 115.

[5]Там же, страницы 115-116.

[6]Там же, стр. 118.

[7]Там же, стр. 120.

[8]Там же, стр. 127.

[9]Там же, добавлена эмфаза (усиливающая частица, в данном случае – причастие «никогда»: «Not a single pound of Buna was ever produced»).

[10]Картер П. Хидрик, там же, стр. 34.

[11]Хидрик, там же, стр. 35.

[12]Там же, стр. 38.

[13]Хидрик, там же, стр. 38.

[14]Там же

[15]Хидрик, там же, стр. 3. Очевидно, сам Хидрик не был готов пройти весь путь к признанию того, что немцы провели успешные испытания атомной бомбы прежде, чем их американский двойник, манхэттенский проект, произвёл и испытал свою.

[16]Хидрик, там же, стр. 25.

[17]Там же.

[18]Хидрик, там же, стр. 25.

[19]Та же технология была захвачена Советским союзом и развита в дальнейшем в рамках собственной атомной программы. Со стороны послевоенной Германии, такие ультрацентрифуги поставлялись компанией Сименс и другими немецкими фирмами в Северную Африку для тамошних проектов бомбы (см. Rogers and Cervenka, ‘The Nuclear Axis: West Germany and South Africa’, стр. 299-310). Другими словами, технология не только изначально изобретена немцами, но и в достаточной мере усовершенствована, чтобы применятся в наши дни. Следует заметить, что в середине 70-х, некоторые немцы, привлечённые к разработке фабрик центрифужного обогащения для ФРГ (Западной Германии), имели связи с проектом бомбы Третьего Райха, среди них профессор Карл Виннакер, бывший член правления I. G. Farben (стр. 300).

[20]Хидрик, там же, стр. 25.

[21]Хидрик, стр. 26.

[22]Снова должно заметить, что немецкое Бюро армейской артиллерии располагало в сущности верными оценками критической массы урановой бомбы в начале 1942, и что Хайзенберг сам, после войны внезапно вернул себе командующую позицию, дав детальное описание хиросимской бомбы, согласно верным существенным принципам, и, якобы, только благодаря информации, урванной из передач Би-Би-Си!

[23]Хидрик, там же, стр. 26.

[24]Хидрик, там же, стр. 27.

[25]Henshall, там же, стр. 156.

[26] Пауэрс, там же, стр. 379-382. Самюэль Гаудсмит мог быть членом команды, целью которой должно было стать похищение или убийство Гейзенберга.

[27]Пауэрс, там же, стр. 74. Пауэрс также упоминает другой проблемный факт, касающийся метода термальной диффузии Клюзиуса-Дикеля (Clusius-Dickel method of termal diffusion), который будет рассмотрен в главе 7: «Один фунт U235 не был обескураживающей величиной, но Фриш (Frisch) подсчитал, что миллион труб Клюзиуса-Дикеля для термальной диффузии урановых изотопов могли бы произвести его в течении недели. Столь значительные производственные мощи не могли быть дешёвыми, но оба заключили: “Даже если бы этот проект стоил столько же, сколько и линейный корабль, он стоит того, чтобы им обладать”».

[28] Хидрик, там же, стр. 29. Роуз отмечает, что фон Арденне писал ему, утверждая, что он никогда не пытался убедить нацистов развивать его наработки и запустить их в масштабное производство. Затем он заметил, что компания Сименс также не занимается их разработками (Роуз, там же, стр. 140, н. 38). Со стороны фон Арденне, это, должно быть, сознательное спутывание фактов, ведь не Сименс, а I.G. Farben разрабатывали проект и развернули широкомасштабное производство в Аушвице.

[29]Edgar Mayer и Thomas Mehner “Hitler und die “Bombe”, Rottenburg: Kopp Verlag, 2002), стр. 110-114, снова добавлена эмфаза, цитирование документа «Stockholm to Tokio, No. 232.9 December 1944 (War Department), National Archives, RG 457, SRA 14628-32», рассекреченного первого октября 1978 года.

[30]Paul Carrell “Hitler Moves East, 1941-1943” (Ballantine Books, 1971), стр. 501-503, добавлена эмфаза. Столь ужасающим был массированный обстрел этими тяжёлыми и сверхтяжёлыми орудиями, что, по подсчётам немецкого генерала Стаффа (General Staff), более пятисот снарядов в секунду поражали позиции русских на протяжении пяти дней артиллерийского обстрела и авиабомбардировок, неслыханного расхода боеприпасов. Ливень стали, обрушившийся на позиции русских распылял моральный дух обороняющихся, а взрывы часто были столь громоподобны, что лопались барабанные перепонки. К концу битвы, сам город и его окрестности были обращены в руины, две полные советские армии были полностью уничтожены, а в плен взято более 90 000 солдат, стр. 501-502, 511.

[31] Подробность об «обугленных телах» и взорвавшейся амуниции, конечно, указывает на нетрадиционные виды вооружения. Воздушно-топливный снаряд вполне может быть ответственным за обугливание. Потрясающий жар, вырабатываемый такой бомбой, также может, вероятно, стать причиной детонации боеприпасов. Подобным образом, радиоактивные ожоги с характеризующими их эффектами пузырения, могли быть неверно истолкованы русскими пехотинцами и офицерами (которые, наиболее вероятно, не были знакомы с ядерной энергией), как последствия применения отравляющих газов.

[32]У любого читателя, знакомого с богатыми материалами по альтернативным исследованиям в Гизе, в Египте, упоминание о Сириусе немедленно вызовет в мыслях образы египетской религии, её озабоченности темой смерти, миф об Осирисе, и связи со звёздной системой Сириуса.

[33]Джозеф П. Фаррел, «The Giza Death Star Deployed» (Kempon, Illinois: Adventures Unlimited Press, 2003, стр. 81).


Дата публикации: 17.02.2008
Прочитано: 7101 раз


Дополнительно на данную тему
Райх Чёрного Солнца - 1.1 Скверно написанный финалРайх Чёрного Солнца - 1.1 Скверно написанный финал
Райх Чёрного Солнца - 1.3 U-234, U235 и странное дело о пропавшем уранеРайх Чёрного Солнца - 1.3 U-234, U235 и странное дело о пропавшем уране
Райх Чёрного Солнца - 1.4 «А у шляпы моей да три уголка»; испытательные полигоныРайх Чёрного Солнца - 1.4 «А у шляпы моей да три уголка»; испытательные полигоны
Райх Чёрного Солнца - 1.5 Странные карты, странные полёты и неизвестные грузыРайх Чёрного Солнца - 1.5 Странные карты, странные полёты и неизвестные грузы
Райх Чёрного Солнца - 1.6 Странные случаи исчезновения командировРайх Чёрного Солнца - 1.6 Странные случаи исчезновения командиров
Райх Чёрного Солнца - 1.7 Почётное Арийское БратствоРайх Чёрного Солнца - 1.7 Почётное Арийское Братство
Райх Чёрного Солнца - 1.8 Бюро армейской артиллерииРайх Чёрного Солнца - 1.8 Бюро армейской артиллерии
Райх Чёрного Солнца - 1.9 Клоунада в Фарм Холле и другие фарсыРайх Чёрного Солнца - 1.9 Клоунада в Фарм Холле и другие фарсы
Райх Чёрного Солнца - 1.10 На подступах к Чёрному СолнцуРайх Чёрного Солнца - 1.10 На подступах к Чёрному Солнцу
Райх Чёрного Солнца - 1.0 ПрологРайх Чёрного Солнца - 1.0 Пролог
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru