Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки



Ланц фон Либенфельс
Святой Граль как мистерия арийско-христианской религии культа расы (Остара)

Святой Граль, его хранительница и его место пребывания

Слово «Граль» (Gral), ср.-верх.-нем. «grâl», обычно считается производным от ср.-франц. «graal», провансальского «grazal», средневеково-латинского «gradalis». Однако романист Диез пишет «eratalis» и связывает это со средневеково-латинским «eratus», восходящим к греческому «erater» = «чаша», «котёл». Другие хотят найти в «Грале» таинственный «котёл» кельтской богини Керридвен.

Более древнее толкование слова даёт Гелинанд: «Gradalis или gradale по-кельтски означает широкий, немного углублённый котёл, в котором богачам обычно по очереди (gradatim), один за другим, подносили дорогие изысканные блюда; в народе (котёл) называют graalz».

Ещё более важное, но менее известное толкование слова «Граль» даёт Теодорих из Риема: «Вблизи Путеоли можно увидеть гору в форме срезанной верхушки, гору святой Варвары, возвышающуюся на равнине, которую многие немцы по ошибке (?) называют «Гралем», рассказывая проживающим там сказки о том, что в этой горе жили в мерзких наслаждениях и дьявольских занятиях многие люди, которые могли бы дожить до дня самого Страшного суда». Это место у Теодориха из Риема обладает намного большей значимостью для прояснения саги о Грале, поскольку оно уже в скрытом виде содержит все элементы, которые содержит сказание о Грале. Стоит обратить внимание уже на то, что гора, в которой бродят особенные люди, называется горой Варвары. Ведь святая Варвара – святая-заступница работающих в пещерах горы горняков. Однако с другой стороны, она постоянно изображается с кубком или чашей и круглой замковой башней.

Также в саге о Грале встречается целомудренная дева, которая держит ценную чашу Грааля в своих чистых руках. Граль охраняется в расположенной на высокой горе крепости Граля, а дева – его хранительница и охранница, в то время как король Граля и рыцари Граля – его защитники. Для их рыцарского служения Граль питает их чудесной, дарящей жизнь пищей, которая содержит их в здравии и долгой жизни, точно также как и люди под горой Варвары обладают неограниченной продолжительностью жизни. В этих горных пещерах дышится легко и свободно, так же свободно, как и в Хёрзельберге госпожи Венеры.

Всему этому соответствует и употребление слова grâl в прозаическом и документальном языке средневековья. Однако не многие такие места являются для нас подтверждёнными. У Ашбаха (Графы Вертгейма 2, 111) читаем: «Хутора у часовни, которую называют Гралем (Gral)». Еще более бросается в глаза то, что в том же источнике и в последующих упоминается «погреб» под этой часовней Граля. – Кроме того, «Gral» использовался символически в народном языке для обозначения «самого дорогого», «самого любимого», «самого высокого». Так, у Шмеллера (Баварский словарь, I, 993) имеется выражение: «она – Граль (gral) его сердца».

То, что в самых общих чертах мы видим уже при изучении самого слова, обретает более явные черты, если мы более детально остановимся на самом содержании саги о Грале. Характерные черты: чаша, дева, замок, гора, пещера, «мифические существа» вроде грифов, гномов, косуль и др., в которых мы узнаем не что иное как частично божественного, частично демонически-животного до- и первочеловека (тео- и демонозоа), с одной стороны – благочестие, с другой – наказуемое наслаждение, с одной стороны – вечную жизнь, с другой – хворь и болезнь; эти вполне характерные черты в дальнейшем по ходу сказания излагаются, обогащаются новыми деталями и поясняются.

Согласно «Титурелю», Граль был сделан из благородной яшмы. Эта яшма – тот камень, благодаря силе которого мифическая птица Феникс возрождается из пепла и который выпадает из короны Люцифера при его падении. Здесь у нас снова связь Граля с дьявольскими и демоническими силами с одной стороны, а с другой – его связь со святой птицей Феникс, которая согласно вере древнехристианских отцов идентифицировалась с Христом. Эта яшма долго поддерживалась ангелами парящей в воздухе, пока Христос не пришел на землю. Затем он спустился и вошёл во владения Иосифа из Аримафеи, который изготовил из неё чашу, Граль. Из этой чаши Христос подавал своим ученикам причастие, в эту чашу Иосиф собрал кровь распятого. Тот, кто когда-либо увидит эту чашу, будет в течение недели перед своей смертью неуязвимым; тот же, кто вечно её созерцает, вообще не умрёт и останется молодым навечно. Сказание говорит, что Иосиф из Аримафеи оставался в живых 42 года своей жизни благодаря чудесной силе Граля. Граль настолько тяжёл, что всё грешное человечество не в состоянии его поднять, однако чистая сердцем дева может поднять его с лёгкостью и нести без затруднений. Иосиф из Аримафеи после разрушения Иерусалима покинул святую землю и ушёл со своим ценным сокровищем на запад. Он построил для Граля роскошный замок и доверил его и его охрану избранным рыцарям. Охранять святыню Граля – высочайшая честь и достоинство человечества. Согласно другому сказанию, ангелы оберегали Граль, пока Титурель, сын французского короля, счёл себя достойным стать первым королём Граля. На неприступной горе Монсальваж в Испании он построил великолепную святыню Граля и окружил себя отрядом рыцарей Граля, которые допускались в этот духовный рыцарский орден только по своим добродетелям и должны были выдержать испытание на мужественность и храбрость, на верность Богу, на самоотречение и простоту сердца. Рыцари Граля, что примечательно, называются храмовниками (Templeisen), и вместе с этим мы снова сталкиваемся с реальным и историческим основанием саги о Грале. Слово «храм» (Tempel) – очень древнее, обладающее глубоким значением. Латинское слово «templum» само по себе непонятно. Но оно становится понятным из древнегерманского языка, где оно тесно связано к др.-верх.-нем. словом «temmen», которое обозначает «ограничивать», «окружать изгородью», отсюда «отделять», «освящать». Противоположность этому – слово «проклинать». Первоначальный смысл храма поэтому – «окруженный изгородью» и отсюда «святая земля», а храмовников можно в этом смысле рассматривать как стражей и жрецов этой священной, избранной земли и её духовных сокровищ. Слово «храмовник», следовательно, имело древнее, первоначально священное звучание. Безусловно, широко известный в эпоху расцвета средневековья Орден тамплиеров также состоит в теснейшей связи с сагой о Грале. Сам выбор Монсальважа как замка Граля указывает на это.

Ведь основные владения Ордена тамплиеров находились в южной Франции и в северо-восточной Испании – именно там, где локализована сага о Грале. С другой стороны, разнообразные связи Ордена тамплиеров с Палестиной и востоком, где, собственно, и находилась главная область его действий, объясняли бы наряду с этим и смешение восточных, в особенности гностических, спекуляций и саг с сагой о Грале. Хотя этот Орден уже в начале 14 столетия был упразднен, он до сих пор продолжает жить в народе в сагах и поэзии и даже в странах, где тамплиеры никогда не имели владений. Однако кажется верным, что тамплиеры многократно были хранителями древней ариогерманской перворелигии, высшего, эзотерического христианства и своего рода тайного священства, – предположение, которое впервые было высказано Г. ф. Листом. Современные «германисты», которые, как известно, сделали всё мыслимо возможное, чтобы дискредитировать авторитет наших ариогерманских предков, отрицают, что у древних германцев была страна жрецов. Верно как раз обратное. Арийцы всегда и везде были жреческим народом. Священство – это необходимое дополнение к воинству и крестьянству. На самом деле Тацит рассказывает (Германия 7, 10 и др.) о том, что германские жрецы имели бóльшую власть, чем даже герцоги, и что им вменялись в обязанность не только духовная дисциплина народа, но и надзор за священными лошадями в божественных рощах. Уже из этого вытекает, что германские – также как и все арийские – жречества занимались животноводческими вопросами и что их круг деятельности был бóльшим, чем те обязанности, которые мы сегодня понимаем под «религией». У арийцев священник был как учитель и пастырь народа, занимая первое и самое предпочтительное положение опекуна искусства и науки, политических и церковных ведомств. Поэтому в Германии могло развиться особое церковное княжество, остатком которого является суверенное папство. Брахман, учитель и жрец народа как глашатай истины и хранитель телесного и духовного воспитания должен был быть независимым, князем, поскольку только так он мог свободно и беспрепятственно выступать в защиту истин благополучия, также как и осуществлять их исполнение. Поэтому священство у всех арийских народов имело княжеский, аристократический характер, а с другой стороны, королевство и воинство – сакральный, жреческий характер. Вплоть до Нового времени существовали немецкие епископы и аббаты, которые могли превосходно управлять как мирным епископатом, так и воинским мечом. «Религия» была для наших героико-арийской предков бóльшим, чем то, что под ней понимает Новое время. Религия, о чём говорит её имя, была обобщением искусства и науки для духовной и телесной святости человечества. Теперь же всё духовное воспитание основывается на телесном воспитании, в то время как телесное воспитание являлось также важнейшей задачей арийского священства. И я придерживаюсь мнения, что героический, светловолосый, светлоглазый человек являетcя результатом того жреческого воспитания.

Поэтому важно то, каким образом народ пришёл к тому, чтобы утверждать о тех или иных местах, что они были прежними местами тамплиеров, хотя исторически это в большинстве случаев недоказуемо, например Медлинг возле Вены, где, как и вообще в Нижней Австрии, поселений исторического Ордена тамплиеров никогда не существовало. Это обстоятельство напрямую указывает на то, что храмовники были последователями ариогерманского, т.е. для тогдашней церкви «языческого», священства. Как мало народ понимает в архитектуре и строительном стиле, так хорошо он инстинктивно распознает возраст и респектабельность здания, и он имеет совершенно верное чувство в распознании и оценке определённого строительного стиля, в особенности романского. Все эти места описываются наличием древнероманских или раннеготических (круглых или многоугольных) часовен и замков.

В особенности частые для романских сооружений изображения зверей и гримас, которые приводят народ к мыслям о том, что в таких местах однажды проживали тамплиеры. Это гномы, домовые, драконы, сирены, птицы Феникс, львы и тигры, которые выглядывают из оснований колонн, взбираются на арки, сидят на корточках под выступами, встречаются на всех углах и краях; они будто превратившаяся в камень Хёрзельберге, перемещённое в церковные здания общество первочеловека. Нередко эти зверолюди появляются в очень неприличных позах. Здесь у нас не кто иной, как окаменевшие и часто стилизованные кабиры и битвы великого античного культа-мистерии! Следовательно, в этом можно угадать указание на сильно ухудшившийся характер этого культа. Подтверждают это скульптуры и тёмные слухи о бестиальных необузданностях братьев храма.

Имеются, к сожалению, менее определённым образом подтверждённые строительные памятники тамплиеров. В качестве самого типичного и показательного здания такого рода я бы хотел упомянуть только «temple» в Париже, который, к сожалению, более не существует и доступен для нас только в древних гравюрах на меди. Его устройство было настолько потрясающим, что он был заметно виден на общем фоне города. В сущности это был круглое, башнеподобное огромное сооружение, в котором маленькие изящные башни были присоединены к собственным остроконечным кровлям. Построенные в романском стиле круглые апсиды, также как и романские круглые часовни позволяют ещё и сегодня обозначить это сооружение как «тамплиерское».

Однако с другой стороны, строительное искусство тамплиеров очевидно служило в качестве образца и для редакторов саги о Грале при изображении их храма Граля. Таким образом, храм в замке Граля Монсальваж – ротонда, которая окружена 72 восьмиугольными хорами или капеллами в виде венца. На двух капеллах находится башня из шести ярусов, на вершине каждой из этих 36 башен ярко светится рубин – высокий, светлый крест из кристалла, на котором – орёл из золота с расправленными крыльями. Посреди этого венца башен возвышается величественная, раздвоенная вверху главная башня, на вершине которой – карбункул, который днём блестит, а ночью освещает храмовникам путь домой через темный лес.

Гигантское сооружение стоит на железных колоннах, от которых на головокружительную высоту поднимаются гибкие, удлиненной формы арки – вверх, на роскошный, осыпанный синими сапфирами смыкающийся свод. В середине сиял изумрудный круг с ягнёнком и знаменем креста. Семь молитвенных часов в течение дня очаровательным звуком возвещали золотые литавры. Они напоминали короля и рыцарей, возбуждая стремление к трону короля и пренебрежению всеми вещами, которые лишают небесной короны, короны, которой достойны как бедные, так и богатые. Всё, что средневековая культура представляла в роскоши, должно было содействовать прославлению Граля. Все жертвенные камни были из синего сапфира, над ними находились бархатные потолки. Бесшовный пол состоял из водяно-прозрачного кристалла, под которым виднелись рыбы и всяческие морские чудовища. Окна были искусно отшлифованы из светлых бериллов и кристаллов и заполняли внутреннюю часть этого храма волшебным светом, который нежно смягчался цветной оконной живописью. В середине храма под башней всё сооружение в точности подражало как «ковчежек» священному Гралю. Также как и в католических церквях, в храме Граля горели «вечные огни» о святыне.

В часовнях висят лампы из цветного кристалла, светящие днём и ночью золотым и розовым цветом и распространяющие благоухающий запах. В западном конце храма находился роскошный оргáн, высокое золотое дерево с ветвями и сучками и листвой, полной самых красивых певчих птиц, в которую запускался ветер, так что каждая пела своим особым способом, пока мастер играл произведение.

Однако часто непризнанное и непонятое средневековье не было временем, пребывавшим в бездеятельных грезах. Величественные церкви, монастырские церкви и кафедральные соборы украшают германскую землю везде, где однажды властвовало арийское священство и рыцарство. Нет красивой, крутой скалы, нет прелестной речки или озера, которых благочестивое чувство наших предков не украсило бы соответствующей постройкой на красивом ландшафте и не оформило бы в форме духовных коллегий для сбережения и обслуживания этих старинных священных и культурных мест. То, что сегодня называется «движениями за охрану природы», развили до совершенства через своё священство уже наши арийские предки. Такой храм Граля был известен ещё средневековью, и ещё сегодня сохранились либфрауэнкирхе в Триере и Монсеррат в северной Испании, которые действуют как церкви Граля.

Также как и во многих других случаях, здесь фантазия писателя далеко превосходит реальность. Собственно никто не приходил к напрашивающимся самим собой мыслям, состоящими в необходимости посещения в северной Испании Монсальважа и родины Граля с целью поиска и нахождения там ключа к тайне.

Неоднократные признаки указывают на то, что Монсальваж из саги о Грале – ничто иное как Монсеррат. Посреди зловещей скалистой глуши, где в форме могущественного амфитеатра поднимаются величественные касситериты, на краю обрывисто покатого жуткого ущелья расположено старинное бенедиктинское аббатство Монсеррат. Воистину, это ландшафт Граля, здесь игры скал образуют колонны храма, «хранитель священного Граля» и глубокосинее испанское небо – величественный сапфирный свод, в чьей середине стоит монастырь. Здесь снова объединяются особенные противоположности рая и ада; над монастырём в резком ярком свете юга – блестящие и мерцающие камни, пики, скалы и облака, под монастырём – мрачная тёмная бездна с Ллобрегат. В следующем районе каменная пустыня без растительности, без деревьев, в непосредственно запретной зоне монастыря яркая, зелёная, тенистая опушка леса с пышной растительностью. И ко всему этому волшебство романтики, священные посвящения истории, которая присуща этому месту. Сифредо эль Белоссо, граф Барселоны, повелел построить здесь в 880 году на том месте, где он нашёл чудодейственное изображение богоматери, монастырь, который с 976 года был заселён бенедиктинцами. В действительности кажется, что этой местности присуща особенная мистическая сила. Недалеко от Монсеррат, центра мира Граля, находится Манреса с пещерой, в которой Игнатий фон Лойола набросал план основания общества иезуитов, которые также представляли собой религиозное движение, которому ни в коем случае нельзя отказать в величине и влиянии. Что касается монастырской церкви Монсеррат, то она кажется в действительности подходящей к типу древнего храма Граля. Постройка принадлежит переходному стилю, стилю слияния завершающейся романтики и начинающейся готики. Это – то же время, когда сага о Грале была поэтически обрамлена в изысканный эпос. Так много сопутствующих обстоятельств соответствуют действительности, что крайне вероятно, что южно-французские рыцари в частых сражениях против мавров также пришли в одинокую монастырскую долину Ллобрегат и совершили здесь перед алтарём чудодейственной Божьей Матери Монсеррат свои молитвы о победе против языческих мавров. Я следующим образом объясняю себе, как Монсеррат обрёл честь священства Граля. Оно было обретено ещё тамплиерами с их тайным учением, у которых были в этой местности богатые владения. Кроме того, Испания, как и Пруссия на северо-востоке, была резко выраженной страной Ордена рыцарей. Господа тамплиеров, а впоследствии ещё и подчинённые цистерцианскому ордену (материальному наследию древнего Ордена тамплиеров в личности цистерцианского аббата Бернарда из Клерво, который составлял правила тамплиеров, духовным отцом которых он и является) духовные рыцарские ордена Авис, Калатрава и Монтеса успешно действовали в этой пограничной области против мавров, как и иоанниты на востоке и тевтонские рыцари на севере. Рыцарям Ордена вменялась в обязанности охрана границ, они были компетентными хранителями западноевропейской цивилизации и культуры в своей борьбе против восточного бескультурья и варварства. Впоследствии эта служба была также своего рода службой Гралю, тяжёлой и сложной службой в интересах возвышенного добра Граля, добра Граля ариогерманской культуры.

Характерная для храма Граля и тамплиерского сооружения крестовая часовня находится и в Монсеррат: это особенно почитаемая гротовая часовня, которая расположена в живописном месте под крутой отвесной скалой перед пещерой. Часовня очень древняя. В ней мы снова находим, разумеется, уже в малых масштабах, Буассерийский храм Граля и Триеровскую женскую церковь. Здесь у нас первообраз святыни Граля: средней высоты, украшенная башней надстройка, на которой симметрично ко всем четырём сторонам в форме греческого креста примыкают часовни. К этому присоединён и языческий фон. В римские времена Монсеррат была святыней Венеры (!) и с того времени святыней иберийской богини. Вместе с этим мы снова пришли к отправной точке нашего расследования, поскольку при объяснении слова «Граль» мы обнаружили, что пещеры, обольстительные демонические до- и зверочеловеки представляют собой элементы саги о Грале. Король Граля в особенности называется во французских сагах «рыбаком-королем». Знающие легко могут это объяснить. «Рыбы» – «pagutu», доисторические люди-косули, которые почитались в древних храмах как «боги» и для забавы которых сооружались собственные пруды и водные бассейны. Однако почитание этих божественных животных имело более важную действительную причину! С ними приводился в действие культовый разврат. Вместе с этим сама собой решается загадка тамлиера-Бафомета, таинственного бога храмовников, которого одни называют «Гралем», другие дьяволом. Я хочу лишь обратить здесь внимание на следующее обстоятельство. Церковь-либфрау в Триере рассматривается искусствоведами как усовершенствованная раннероманская и древнехристианская крещальня. Такие крещальни в большинстве своём имели собственные крещальные бассейны, на стенах которых были изображены всяческие морские чудовища. Впрочем, мы выше указывали, что бесшовный пол храма Граля состоял из водяно-прозрачного кристалла, в который были вставлены изображения морских животных из оникса. Но ещё более ясным для нас всё это станет тогда, когда мы примем во внимание различных мифических животных и предметы, которые составляют принадлежность саги о Грале. Тогда получается, что чаша, кубок, рыба, яшма, Феникс, лебедь и голубь являются ничем иным как иероглифами древней ариохристианской расовой мистики. Сейчас для нас здесь речь идёт только о том, чтобы связать эти кажущиеся несовместимыми понятия. Однако это возможно только с помощью восточного языка, отчего я принужден сделать небольшой восточный экскурс, за который прошу простить меня. Еврейское слово jaspheh, которое соответствует греческому jaspis, означает не только «яшму», т.е. Благороднейшую Яшму. Оно появляется как имя собственное (1 Хроникон, VIII, 16) и даже со значением «сильный», «крепкий». Теперь же слово Jaspeh по звучанию почти полностью совпадает со словом Иосиф (Josef). Возможно, на основании этого можно было бы сделать вывод, что Иосиф из Аримафеи был напрямую связан с Гралем. Это слово также образует мост к мифическим птицам, которые равным образом связаны с Гралем. Поскольку Jaspeh снова звучит подобно jansuph, которое обозначает особенную таинственную водоплавающую птицу, называемую мифическим лебедем и Фениксом. Лебедь и Феникс появляются равным образом как рыбные символы и иероглифы Христа. Излишне вспоминать о том, что голубь символизирует святой Дух: ещё и сегодня в католической церкви везде используются изображения святого Духа в виде голубя. Сам же Христос изображается в виде младенца с золотыми крыльями. Окрылённый младенец Христос снова имеет свою полную противоположность у языческих аморитян и духов-покровителей, которые появляются в художественной форме в виде домовых, косулей, злых человечков, дев-лебедей немецких саг. Девы-лебеди же в свою очередь являются родственницами библейских ангелов; интересно, что башня духов-покровителей «Winde» (греческий «ангел») была в Афинах круглой часовней. Таким образом, мы замечаем, что связь с Хёрзельберге и ее жителями является глубоко укоренённой.

Подведем итоги наших исследований Монсеррат и Граля.

1. Географическое расположение в северной Испании, которая, так же как и соседняя, лежащая у Атлантиды южная Франция, является самым изобильным месторождением полезных ископаемых для остатков четвертичного человека и его вызывающей удивление культуры. Именно в этих областях поселения тамплиеров были бесчисленными. Но и в других местах также находятся доисторические значимые места – например, в Медлинге, где была открыта одна из самых больших доисторических гончарен, присутствующая в саге храмовников. Почти везде в округе пещеры находятся расплывчатые камни, камни-фаллосы (как символы мужского начала) и камни-вульвы (как символы женского начала). Примеры: снова Монсеррат, где также присутствуют пещеры как напоминание о Венере и Хёрзельберге-Венусине, чудотворном изображении богоматери. Для нас это станет ещё более понятным, если мы вспомним, что четвертичный человек предпочитал жить в пещерах.

2. Еще более значимым является геологическое расположение мест храмовников. Они всегда находятся на третичных или четвертичных горстах, т.е. на местах, где земная поверхность осталась свободной от затопления вплоть до отложений четвертичного периода или даже до третичного периода. Особенно часто они находятся на тогдашних островах, или полуостровах домировых морей и озёр. Сегодня это большей частью изолированные и в особенности возвышающиеся на фоне равнины гористые или скалистые вершины. Пример тому – Монсеррат. Также примерами были: снова Медлинг, Хелльбрун у Зальцбурга, и все «Хаарц», бесчисленные «домашние горы» и «камни-раковины» на немецких землях. Поэтому настоящие и древние места храмовников всегда являются остатками древней Атлантиды, что также доказывают качающиеся камни, глыбы, которые в своем большинстве находятся на таких местах.

3. Важные указания также дают названия мест и святые-заступники упомянутых местностей. В сагах о Грале замок Граля, что примечательно, называется «замком рая», «замком дружбы», «Монсальважем», что толкуется как «Мон Сальваторис» (Гора Спасителя), а другими как «mons sauvage», с открытым намеком на дикого и первобытного человека. Выглядящий дико великан св. Кристоф, пустынный проповедник Иоанн Креститель, св. Николай с детьми (людьми-косулями) и его современный последователь св. Иоанн Непомуцемус, св. Варвара, лохматая дочеловеческая муже-женская заступница, всегда являются признаком доисторической значимой местности и древнего места храмовников.

Благочестивая вера в то, что боги были ближе к человеку в определённых предпочитаемых местах, – пустая иллюзия. Определённые места просто имели доисторические посвящения, что уже выражено в названиях рек, лесов, отдельных местностей. Примером снова может служить Медлинг: романская круглая часовня посвящена святому Панталеону, одному из 14 святых чудотворцев. Часовня находится в начале скалистого подъема, который тянется вдоль склона горы Календер и называется Путем тамплиеров. Напротив лежит женский камень (от готского frauja = Фрейр, бог любви!). На предгорьях Аннингера совсем невдалеке расположена «Муттерхёрндль», или «камень Fenes», или камень-вульва, с которыми связаны различные интересные саги, которые относятся к кругу саг Женевьевы (Genovefa). В этом краю жили повелители Фогельвейде, Бетховена, Шуберта, Гуго Вольфа, Рихарда Вагнера и др. Сага Женевьевы должна быть равным образом истолкована расово-мистически: высшая женщина, которая отделяет себя от своей расы и живёт с первобытным и животным человеком, пока снова не будет найдена мужчиной благородного и высокого происхождения и, раскаявшись в грехе своего рода, будет восставлена в правах.

4. Однако особенно убедительным является существование круглых часовен на местах храмовников. Ведь круглое строение исторически является древнейшей постройкой и особенно священной и почитаемой типичной постройкой культовых мест. В свайных постройках, на античных изображениях и в многочисленных домоформных урнах мы узнаём круглое строение из оштукатуренной глиной структурной конструкции как древнейшую типично германскую форму дома. Человеческий дом восходит в своём основании к круглому гнезду животных. Поэтому древнейшие храмовые сооружения, каменные круги (кромлехи) являются круглыми, сардинские Нурхаги – в которых очень часто находили статуэтки пигмеев – являются круглыми часовнями, также как и Хаусберге и Вальберге и их современные преемники Кальвариенберге часто имеют округлое строение.

5. Уже вследствие их вышеописанного геологического положения местá храмовников также в большинстве своем являются материальными священными местами; они расположены у святых источников, у ручьев и рек со святыми водами, солёными минеральными источниками или вблизи месторождений минералов.

6. Добавим к этим атрибутам мест храмовников еще и выточенные в камне изображения гримас и первобытного человека, и тогда цепь доказательств смыкается.

В святом Грале и его тамплиерстве мы имеем уходящую в древнейшие времена арийскую перворелигию.

Теология и этика святого Граля

Каким же было содержание этой перворелигии, учения Граля, учения храмовников? Мы хотим лишь дать слово Вольфраму фон Эшенбаху, который с ясностью говорит об этом. Поскольку наставление, которое даёт Треврицент Парсифалю, – сердцевина всего эпоса и вместе с тем самое короткое представление содержания учения храмовников.

«Теология» – если можно говорить о подобной, – понятие бога, антропогенез являются полностью антропологическими, а не метафорическими, они, как и следовало ожидать, такие же расово-мистические, теозойские и электрозойские, как и арийская религия. Даже Вольфрам прямо использует для Граля слово «электрикс».

Животно-человеческий вид появляется и образует низшие расы. Брат ужасающе страшной Кундри показательно называется «Малкрит» («Malkreature»), прекрасно подходящее слово и для настоящего времени.

На основании такой «теологии» этика может быть только – как бы мы сегодня сказали – героико-арийской расовой гигиеной. Она должна быть патриархальной, чистокультурной и враждебной к любому смешиванию. Только чистая женщина героической расы, Репансе, Мария может выносить Граль, богочеловека. Без чистой женщины Граль погибает, а вместе с ним высшее человечество. Граль – это богочеловек, выношенный и сохранённый благовоспитанной женщиной высшего рода.

Эшенбах ясно и открыто говорит о том, что места храмовников были тем, чем они должны были быть. А должны они были быть местами убежищ и местами воспитания отборных людей. Рощи храмовников должны были быть не только местами убежищ и заповедниками для растений и животных, но и приютами и лечебницами для высшей расы, из которой вырожденное человечество время от времени снова и снова должно быть взращено, телесно и духовно. Поскольку не является совпадением то, что древнейшие монастыри на германской земле всегда являются двойными монастырями, мужскими и женскими. Даже в Нижней Саксонии появляются особенно примечательные церкви с двойными хорами, где, таким образом, мужчины и женщины имели общую церковь. В южной Германии имеются особенно красивые примеры двойных монастырей св. Петра и Роннберга в Зальцбурге и мужское и женское Химзе. Женское Химзе – прелестный остров богини любви, в честь которой и сегодня благоухают столетние величественные липы. Также многоугольная башня с круглой крышей – фаллический символ. Родственная любовь действовала для арийцев не как «нецеломудрие». Так, учение о Грале идентично высшему, эзотерическому христианству Иоанна, которое сохранилось с древнейших времен и, пережив церковь малых, церковь Петра, выстоит всю вечность, но всегда только в качестве духовного имущества небольшой избранной общины.


Дата публикации: 12.07.2008
Прочитано: 4446 раз


Дополнительно на данную тему
Экклезия (Экклезия ("Теозоология")
Физика и метафизика Ариохристианства Физика и метафизика Ариохристианства
Aither – Воздух СодомаAither – Воздух Содома
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru