Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки



Статьи ОБТ
Индоевропейские арийские религии и христианство

В данной статье не ставится задачей дать исчерпывающее осмысление арийских верований в сравнении с учением Христа. Это скорее философская зарисовка, небольшой очерк, однако, с претензией на то чтобы определить место данных религиозных систем в мировой традиции и дать им характеристику хотя бы в общих чертах.

Древнюю европейскую цивилизацию создали три расы альпийская, средиземноморская и нордическая, не вдаваясь в расологические нюансы, можно заметить, что каждая раса воспроизвела особый тип религиозной метафизики, отражающий своеобразие теистического мировидения. Однако не следует забывать, что при завоевании нордическими племенами обширных европейских земель, религии смешивались, происходило заимствование богов и культов у побежденных народов. Ганс Гюнтер в своей работе «Религиозность нордического типа» отмечает, что не стоит относить «к индогерманским верованиям все, что известно у отдельных индогерманских народов в форме магических верований или веры в духов. Все эти народы и племена были расово многослойными, причем слой государственных и духовных руководителей состоял из отборных родов, главным образом, нордической расы. Поэтому, вероятно, многое, что преподносится нам как индогерманские верования, в действительности является выражением религиозности низших слоев, усвоивших язык господ – индогерманцев». Тогда, как и в истории христианства при ближайшем рассмотрении можно обнаружить отдельные черты индогерманской религиозности. Но поскольку в заглавии обозначено, что перед нами философский очерк, то автор будет рассуждать здесь об идее христианства и идее арийских религий. Итак, начнем. Сегодня уже мало кто вспоминает, что христианство возникло под давлением мессианских чаяний народа из иудейского яхвизма, который поначалу не стремился к всемирному универсализму и был внутренним еврейским культом. Из иудейской религии в христианство перекочевали главные догмы: 1. Монотеизм 2. Мессианизм 3. Эсхатология.

Монотеизм

Единобожие, отнюдь не изобретение племени Моисеева, античная философия, начиная с Платона и Сенеки высказывает идею Абсолюта, в древнем Египте даже проводится религиозный эксперимент – упраздняется разветвленный пантеон богов и вводится культ единого бога-солнца Атона. У евреев вопрос о Едином ставит конъюнктура политического момента, порабощенный иноземным господством, униженный и раздираемый внутренними противоречиями этнос, дабы не быть ассимилированным просто-таки нуждается в шовинистическом, всемогущем и обещающим освобождение божестве. Однако, яхвический монотеизм, выигрывающий с точки зрения племенной консолидации, бесспорно, проигрывает в метафизике. Яхве в иудейской традиции является надмирным, всемогущим Богом. Надмирность, удаленность Бога приводит к тому что, переставая в него верить человек становится убийцей Бога, он выводит его из своего бытия. По- философски это звучит в сентенции Мартина Хайдеггера: «Убивать – этим подразумевается здесь устранения людьми сущего как самого по себе сверхчувственного мира». Христианство как ветвь иудаизма, продолжает упорствовать в надмирности Бога («Я не от мира сего» говорит Христос в Евангелии от Иоанна), противопоставляя небесный Иерусалим граду земному, находящемуся под властью «князя мира сего». В Евангелии от Матфея об этом сказано: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне». Интерпретация этого тезиса может быть такова: нельзя служить миру, народу, людям и одновременно Богу. Находясь в бытие человек греховен.

Индоевропейские религии и античная мысль возводят бытие к единому первоначалу. Все языческие боги являлись лишь ипостасями единого верховного Божества. Первопричина, творческая сила, создающая мир, обозначалась как "Солнце", неиссякаемый источник энергии так, по крайней мере, считают многие исследователи. С моей точки зрения, в моём эзотерическо-философском понимании это Вселенское Всевращение, что собственно и значит древний арийский знак свастики. Сверхчувственное начало воплощается в Логосе («слово» – греч.), энергоинформационном присутствии божественной сущности в чувственном мире. Индобуддийская традиция обозначала его терминами Атман – «дух» и Ишвара – «господин, господь», акцентируя тем самым волевой, активный характер развертки Логоса в мир. Процесс передачи энергоинформационного импульса от единого первоначала до конкретной формы является естественным, эволюционным, циклическим; поэтому Логос получил в греческой традиции определение «Саморазвертывающегося». Конечным результатом деятельности Логоса является реальный мир, так что в пределе он равняется всему миру, находящемуся в процессе эволюции. Поэтому в индоарийской религии Логос носит имя Митра (славянский корень Мир). Логос - цикличен, образуя новый круг сущностей, вновь воспроизводит себя как одну из них, то есть возникает на новом уровне эволюционной иерархии как «свертка», содержащая в потенции новый жизненный цикл, новый мир. Цикличность и бытийность Логоса - есть Вселенское Всевращение. Следует подчеркнуть, что Логос арийской религии не был тождествен Солнцу ни как космическому объекту, ни даже как символу; для этого служила его специальная ипостась – «бог Солнца» в чистом виде (Сурья). Сам же Логос является оплодотворяющей силой, проникающей во всю материю. Недаром же в Ведах сказано: «Арьяман, Митра, Варуна, находящийся повсюду вокруг...». В арийских культах Бог присутствует в чувственном мире в виде Логоса, ипостаси Бога со – бытийны человеку. В индоевропейских религиях небесный Иерусалим находится на земле. Таким образом, сверхчувственный мир и мир земной соединены в индоевропейской традиции понятием Логоса.

Евангелия нам известны только по спискам, то есть это не оригиналы, а копии на греческом языке, записанные из еврейских преданий об учении Христа. Подавляющее число исследователей заявляют, что три синоптических Евангелия (от Матфея, Марка и Луки) и Благая Весть от Иоанна созданы гораздо позже описываемых ими событий. К тому времени набирает силу так называемое паулинистическое христианство, отказавшееся от внутриеврейского проповедования и вставшее на путь универсализации («ни Эллина, ни Иудея»). Начинается взаимное проникновение идей античности и паулинистического учения. Концепция Логоса появляется в Евангелии от Иоанна: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца». Но и в данном случае, мы видим четкое разделение сверхчувственного и реальных миров: «Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух»; «Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе». Иисус в Евангелии от Иоанна противопоставляет себя миру, обращаясь к ученикам: «Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира». В отличие от арийского Логоса, Логос–Христос у Иоанна не будет находиться «повсюду вокруг», в материи. «Иисус же сказал им: еще недолго быть Мне с вами, и пойду к Пославшему Меня; будете искать Меня, и не найдете; и где буду Я, туда вы не можете придти». Иоаннов Логос преходящ и временен, это не вечный двигатель Жизни как в индоевропейской традиции, а одноразовый акт воли Яхве. Окончательно же идея Логоса-Христа погибает в его фразе: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи». Арийский Логос есть зачаток всего мира, есть сам мир в потенции, Иисус же признает наличие другой силы – Антихриста, Антилогоса, тем самым разрушая всемогущество и единственность божественного первоначала Яхве. Следовательно, сам Бог в иудеохристианской традиции не является монополистом миросозиздания.

Мессианизм

Древнееврейское слово «машиах» обозначает «помазанник» божий, освободитель. В иудейской традиции под «мессией» подразумевается идеальный земной правитель, властвующий по воле бога. В христианской традиции — это «Агнец Божий, который берет на Себя грех мира» (Евангелие от Иоанна). Грех в христианстве имманентно, присущ роду людскому. В христианстве человеку греховному априори отказывается самому избрать свой путь: «Тогда Иисус сказал им: еще на малое время свет есть с вами; ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма: а ходящий во тьме не знает, куда идет. Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света» (Евангелие от Иоанна). Только принимая Мессию, по-гречески Христос, люди способны достичь небесного Иерусалима, тогда как человек не во Христе блуждает впотьмах и обречен сгинуть. Дать небесный свет есть привилегия Иисуса. Либо уверуй в Иисуса, либо сгинь – такая «альтернатива» поставлена христианством перед личностью. Никакая добродетель не спасет человека, только преклонение перед Мессией, и наоборот тому, кто во Христе даётся всё, что он не пожелает. «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают. Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам» (Евангелие от Иоанна). Августин Блаженный справедливо полагал, что «благодать Божия не по заслугам нашим даётся…».

В античной традиции тоже есть персонаж, который приносит себя в жертву за род людской. Это сын титана Иапета (Япета), двоюродный брат Зевса Прометей. Кстати Иапет тождественен библейскому Иафету (Яфету) – одному из сынов Ноя (Ноаха) первопредку арийских народов. Имя Прометей означает «провидящий», «предвидящий». Кроме прозорливости Прометей отличался и милосердием к поверженным и слабым. По одной из легенд Прометей сам создал людей из глины и сотворил их в отличие от зверей смотрящими в небо, надо полагать, что имеется в виду прямохождение людей. По другой легенде Прометей спас людей, которых создал Зевс, научив их ремеслам, обычаям, строительству, земледелию, чтению, письму и гаданию. Но главный подвиг Прометея состоит в том, что он, жертвуя собой, приносит людям божественный огонь с Олимпа – т.е. огонь Знания. За это Прометей обречен Зевсом вечно умирать. Орел Зевса выклевывает у героя, прикованного к скале, печень, которая за ночь вырастает вновь. Прометей предвидел свои вечные муки, но сострадая людям готов был пожертвовать собой. Главное различие Иисуса и Прометея в том, что последний сделал человека человеком, дав ему культуру, принес в мир божественный свет Знания, Христос же пришел, чтобы погасить олимпийский огонь, сделав человека слепым орудием Бога. Прометей дал людям свободу и разум, Христос идею всеобщей греховности и благости отречения от «мира сего». Христос призывал стремиться к царству Небесному, арийский Бог – строить «город Солнца» на Земле. Прометей открыл человеку все пути для познания Истины, Христос сам назвался Истиной и заменил разум верой («Верую, ибо абсурдно» Тертуллиан).

Эсхатология

Одним из догматов христианства является эсхатология – учение о конце света, втором пришествии, воскрешении мертвых и страшном суде, зафиксированное в «Откровении Иоанна Богослова» (Апокалипсисе). Апокалиптическое окончание времен есть очевидное свидетельство того, что человек как вид должен сгинуть. Только праведник, богочеловек должен взойти в град Божий. Через все иудеохристианство красной нитью проходит мысль о греховности человеческого мира, из чего и возникает идея Богочеловечества. Это лишний раз доказывает неистинность Яхве как всесильного, любящего, мудрого создателя, ибо человек создан Им по подобию его. Ибо мир отдан Им во власть «князя мира сего», ибо человек вынужден страдать по Его ошибке. Творение Яхве оказалось несовершенным, апокалипсис есть признание собственной ошибки иудейским Всевышним, которую он перекладывает на плечи своего творения - человека. Иудеохристианская метафизика оказывается изначально несостоятельной.

В нордической традиции эсхатология куда более «оптимистична», если вообще возможно говорить об оптимистичности апокалипсиса для человека. Во всех арийских религиях Богу-творцу (Белобогу) - символу системосохраняющего светлого начала противостоит Чернобог, олицетворяющий силы разрушения. Приходит момент, когда мироздание нуждается в коренном обновлении, тотальной ломке – конец времён, «Сумерки богов». Логос сворачивается - Вселенная погибает, чтобы затем вновь родится. Разрушение и созидание в арийских религиях есть диада Божественного Логоса. Так в германо-скандинавской мифологии, конец света – Рагнарёк это возобладание сил разрушения над системообразующими силами. Но конец мира это и его начало, торжество вечнотворящего Логоса. Сумерки богов сменяются Зарей Логоса. Мироздание у арийцев это круг вечного Бытия, у христиан - крест, горизонтальная черта, которого – разделение двух миров земного и небесного, граница между ними рухнет при втором пришествии и град земной, будет погребен под метафизикой греха.

* * *

Христианская метафизика получила продолжение и в XX веке у таких «великих» еврейских ученных как Зигмунд Фрейд. «Целью всякой жизни является смерть»,- полагал отец психоанализа. Философская интерпретация сего тезиса будет такова: жизнь ничтожна, необходимо стремится к смерти. После прочтения Евангелия возникает такой же вывод, ибо стремление к Богу у христиан есть умирание плоти и освобождение духа, жизнь всего лишь подготовка к смерти. В арийской традиции микрокосм человека тесно связан с макрокосмом Логоса, жизнь – частичка Логоса и поэтому освящена. Мораль подлинного христианина в аскезе, смирении и выдавливании из себя любви к врагу, этика арийца не связана с понятием греха и поэтому человечна и естественна.

Две тысячи лет христианство убивало своей духовной монополией арийский дух у европейцев, подменяя древнюю традицию догматикой смирения и аскезы, истоки которой в антагонистической нам иудейской традиции. Попытка христианства соединить несоединимое окончилось крахом всякой метафизики и атеизмом. Нет никаких сомнений, что возрождение Великой Белой Традиции не может идти рука об руку с идеей христианства, по крайней мере, такой как она представлена в настоящем понимании.

WTS-Russia - Ozz


Дата публикации: 22.01.2009
Прочитано: 3757 раз


Дополнительно на данную тему
Священная НеделяСвященная Неделя
Арийское понимание Любви и ЧестиАрийское понимание Любви и Чести
Путь к АтлантидеПуть к Атлантиде
ПредвечноеПредвечное
Sonnenheim - Дом СолнцаSonnenheim - Дом Солнца
Солнечное священствоСолнечное священство
Футуристическое язычествоФутуристическое язычество
К приобретению Общеевропейского ДухаК приобретению Общеевропейского Духа
Восстание нордического язычества Восстание нордического язычества
Раса как традиция Раса как традиция
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru