Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки
Общество "Полюс"
История Белой расы
Новостной блог




История
Фрагмент выступления Флорентин Рост ван Тоннинген

Фрагмент выступления Флорентин Рост ван Тоннинген на девятой международной конференции ревизионистов.

Я вышла замуж за М. М. Рост ван Тоннингена 21 декабря в 1940 году. Шафером был Райхсфюрер SS Генрих Гиммлер. Наша брачная клятва вторила клятве SS: «Наша честь зовётся верностью».

Перед тем, как германскому Райху пришёл конец, моему мужу и мне был предложен шанс эвакуироваться в Бразилию. Он отказался, полный решимости стать свидетелем всех грядущих событий, и готовый взять на себя ответственность за все свои действия. Его желание наконец было удовлетворено, и он отправился на войну как член вооружённый сил SS.

Хотя мой муж предоставил мне самой возможность решать, воспользоваться ли возможностью сбежать с нашими двумя детьми, я, разумеется, отказалась. Всё же, когда пришла пора рожать моего третьего ребёнка, я совершила рискованное бегство от наступающих польских отрядов по обширным землям, затопленными немцами в попытке сдержать продвижение союзников. После, на борту немецкого корабля я добралась до острова Терсхеллинг в Восточной Фризии, далеко от линии фронта.

Здесь, в тесной комнатушке, без чьей-либо помощи, я произвела родила своего третьего малыша, бодрого и крепенького. Мой муж так никогда и не узнал о его рождении.

А жители той деревни вскоре узнали. Появление на свет моего сына было внесено в местную родильную книгу и, следуя местному обычаю, глашатай, протрубив в большой рог, объявил, что новорождённый – сын Рост ван Тоннингена. Буквально в тот же день жители острова услышали официальное заявление об освобождении острова Союзниками, и улицы расцвели датскими флажками.

Мой муж был известен всем; его имя красовалось на каждой датской банкноте. Разъярённые толпы, узнавшие, что жена знаменитого «коллаборациониста» находится среди них, вытащили меня и моего ребёнка из комнаты, и, несомненно, убили бы нас на месте, если бы посреди их дикой истерии не объявился врач с того самого судна, что доставило меня сюда. Проехав через толпу на машине, он втянул нас в салон и помчался прочь.

Поскольку Кригсмарине капитулировали, не было никакой возможности уехать на судне, доставившем меня на Терсхеллинг. Как и все прочие военные суда Германии в гавани, оно было арестовано. Даже мой бравый спаситель не видел для меня надежды – он предложил мне капсулу с ядом.

Тем не менее, в порту стояло на якоре судно, оказавшееся неарестованным – это был не военный корабль. Я обратилась к капитану, умоляя помочь моим детям и мне бежать. Без лишних слов он поднял якорь и мы отплыли в Северное море, пробираясь через минные заграждения, и достигли Куксхафена, у устья Эльбы. Я стремилась в Германию, потому что надеялась, что, со смертью Адольфа Гитлера 30 апреля, Союзники умерят свою враждебность к Райху, и выступят, вместе с оставшимися войсками SS против Красной армии. Гиммлер передавал такое предложение британцам и американцам посредством графа Бернардотта. Мой муж, близкий к кругам Райхсфюрера, слышал об этом. Как и мои дети, я была полуживой, от голода и истощения, но надеялась на встречу с мужем где-то в Германии. Этому не суждено было сбыться. Как я позже узнала, М. М. Рост ван Тоннинген был жестоко убит захватившими его.

Вскоре после прибытия в Куксхафен, где моим детям и мне были предоставлены больничные койки, я узнала, что меня собираются арестовать и экстрадировать в Британию. Медсестра помогла мне сбежать, и шагая пешком по сельским дорогам, мы добрались до Гослара в горах Гарц, в дом моей семьи. И спустя несколько дней я была арестована британцами и возвращена в Нидерланды. Только по возвращении мне удалось узнать что-то о судьбе мужа.

Вначале я была заключена в подземные тюрьмы форта Хонсвийк, где озлобленные и мстительные так называемые датские «демократы» оказали мне ужасающий приём. После освобождения мне удалось найти своих трёх сыновей и вернуть право опеки. Но всё наше имущество было конфисковано.

Моя битва за правду Тогда мне пришлось обеспечивать выживание семье и себе самой, а для вдовы выдающегося союзника Национал-Социалистов в послевоенной Голландии это было непросто. До войны я изучала биологию под руководством превосходного этолога Конрада Лоренца, и мои штудии привели меня в Китай, и датские восточно-индийские колонии. Но, так же, как и прочие «коллаборационисты», я была отстранена от работы в своей области.

Тогда я попробовала зарабатывать деньги на воспитание своих сыновей, раскрашивая абажуры. Как только мои преследователи прознали об этом, тут же распространился слух, что абажуры сделаны из человеческой кожи (то же самое говорили и в отношении Ильзы Кох). Мне пришлось оставить эту затею. Тогда я открыла дело в производстве электрического оборудования. Получив образование биолога, я стала управляющей производством и техническим экспертом. Начав со «стартовым капиталом» в 100 флоринов, через 34 года я имела фабрику, на которой работали 25 человек.

От самого освобождения из тюрьмы я неустанно пыталась обнаружить правду о смерти моего мужа, о которой я узнала в заключении. Ввиду отказов со стороны «гуманного» и «демократического» режима, который Союзники восстановили в Нидерландах, я до сих пор знаю только самую малую часть.

В апреле 1945 М. М. Рост ван Тоннинген был взят в плен канадскими войсками, во время вторжения Союзников в Нидерланды. Вначале его содержали в концлагере в Эльсте, вместе с другими офицерами датских SS. После посещения лагеря принцем Бернхардом, спутником королевы Вильгельмины, мой муж был переведён в Утрехт и затем, 24 мая – в тюрьмы в Шевенингене, близ Гааги. Спустя тринадцать дней он был убит там своими тюремщиками.

Я не получала официального извещения о смерти мужа, которую власти называют самоубийством. Они никогда не предоставляли доказательств этому: записи, касающиеся моего мужа, опечатаны до 2069 года.

Тем не менее, мне вручили счёт от муниципальной санитарной службы Гааги, поскольку 6 июня 1945 года, в день смерти моего мужа, его останки были перемещены вначале из тюрьмы в госпиталь, а после на кладбище, в кузове грузовика, вывозящего мусор. Счёт вручил мне полицейский по фамилии Гросс, также перевозивший досье, содержащее чудовищные детали обращения с моим мужем.

Когда я посетила госпиталь, в который доставили тело мужа, главврач был несколько потрясён, узнав, кто я. Когда я спросила о смерти мужа, он, заикаясь, ответил: «Нет, нет, миссис Рост ван Тоннинген, я не могу говорить об этом». Сняв халат, он вывел меня из госпиталя, остановил такси и отправил меня на кладбище Витте-Бруг.

Там история повторилась. Заведующий был напуган, ему было велено ничего не говорить о моём муже. Он только указал на полку с рядом личных дел, помеченных «секретно», сказав, что одна из них содержит историю смерти моего мужа, о которой он не может сказать ничего. Потом он показал мне могилу. Братскую могилу для нищих, в которой без всякого гроба покоилось тело моего мужа.

Хотя я годами добивалась разрешения перезахоронить мужа на фамильном участке, я его не получила. Мой запрос был передан на рассмотрение в государственный Совет, который, потянув время, сообщил мне, что могила была ликвидирована.

В 1950 году, который Римский Папа Пий XII объявил Святым, я посетила его в Риме. Он был озабочен убийством моего мужа и обещал помочь. Вернувшись в Голландию, я посетила папское посольство, надеясь получить документы о смерти мужа. Тем не менее, министр юстиции, католик, сотрудничавший с посольством, неожиданно был переведён в Западную Индию, на пост губернатора. Его преемник, еврей, явно не проявлял интереса к моему делу. Мои попытки вынести дело на рассмотрение Международного трбунала в Гааге также были проигнорированы.

Я заболела, когда мне исполнилось семьдесят, пришлось сделать две операции. Сыновья не захотели принять управление фабрикой, и за время поправки, мои враги (вероятно, бывшие участники сопротивления), посредством различных уловок, отняли у меня дело.

За последние пять лет я получила сотню угроз взорвать мой дом. Много раз мне разбивали окна. Однажды оказались испорченными тормоза в моей машине. Моим оппонентам позволено всё.

Пресса также развернула кампанию против меня. Поскольку мой муж был членом датского парламента, я получала небольшую пенсию. В 1984 датский журнал узнал об этом, и профессиональные «антифашисты» преуспели в вынесении на слушание в парламенте дела об отмене пенсии. До сих пор они не имели успеха.

Так или иначе, я превратилась во что-то наподобие юридического «силомера», аттракциона, названного «Чёрной Вдовой», на котором могли испытать свои способности истцы и адвокаты. Когда в моём журнале «Manuscripten» была опубликована фотография неизвестной женщины в костюме жены рыбака, я была поражена, получив письмо от адвоката, потребовавшего 50 тысяч флоринов для своей клиентки, актрисы. Поскольку мы (весьма опрометчиво) использовали изображение без её разрешения, мне пришлось выплатить 2 500 флоринов, а также оплатить судебные издержки, ещё 10 000 флоринов.

В моём доме дважды проводился обыск, полиция искала антисемитскую литературу. В первый раз полицейские обнаружили брошюру, в которой высказывались обсуждалась правдоподобность Холокоста. Суд признал сомнения в Холокосте антисемитскими, и я получила три месяца условно. Во время второго обыска полиция изъяла «Mein Kampf» и «Great Holocaust Trial». Судебное разбирательства по поводу моего обладания этими книгами начнётся 9 марта 1989 (миссис Росто ван Тоннинген была осуждена за хранение этих запрещённых книг).

Я надеюсь, что смогу донести до американской публики что-то о жизни моего мужа, и тех идеалах, за которые мы оба боролись. Мой муж отказался отречься от ответственности или оставить свой народ. Он остался и честно дрался, лишь для того, чтобы быть убитым мясниками. Почему так случилось? Я полагаю, не только потому, что Рост ван Тоннинген был датским Национал-Социалистом, но и потому, что он слишком много знал о тех соотечественниках, что вначале сотрудничали с немцами, а потом переметнулись к Союзникам под видом датских патриотов, «героев сопротивления». Если бы мой муж предстал перед судом, его речь в свою защиту могла бы оказаться весьма болезненной для видных датских чинов.

В своей жизни мне довелось пережить и высокие взлёты, и долгие падения. Я старалась сохранять равновесие в любой ситуации, смотря на жизнь с точки зрения её духовных основ и той задачи, которая определена для каждого из нас, и которую здесь, на земле, нам надлежит выполнять. Жизнь каждого из нас – только нить в большом полотне.

Я до сих пор считаю встречи с Адольфом Гитлером светлейшими моментами жизни. Для нас он был лидером, посвятившим и принёсшим себя в жертву своему народу, тем, кто блестяще исполнил своё предназначение. Он объединил своих соотечественников, не взирая на классы и положения, от аристократии до крестьян и рабочих, как этого не делал до него никто. Его солдаты, и в частности, бойцы вооружённых сил SS, героически сражались до самого конца – не только немцы, но и уроженцы всех уголков Европы. Как и мой любимый брат, погибший в сражении в рядах SS, и мой муж, я считаю Адольфа Гитлера величайшим из европейцев.

Я завешу свою речь словами Рудольфа Гесса, мученика, награждённого Нобелевской премией мира, но никогда не получившего её. После того, как несмотря на его попытку установить мир, Нюрнбергский трибунал приговорил его к пожизненному заключению, он сказал суду:

Если бы я снова оказался у начала пути, я поступал бы точно также, даже если бы знал, что в итоге мне придётся сгореть на костре. Неважно, что делают люди, однажды я предстану перед судом Вечного Бога. Я буду нести ответ перед Ним, и знаю, что буду признан невиновным.

Перевод – bewölkter, ОБТ-Беларусь


Дата публикации: 19.08.2009
Прочитано: 2886 раз


Дополнительно на данную тему
Мятежи волхвов в Верхнем Поволжье XI в.: индоевропейские параллелиМятежи волхвов в Верхнем Поволжье XI в.: индоевропейские параллели
Автор Автор "Слова о Полку Игореве": Христианин или Язычник
Русь и Хазария (Глава из книги Русь и Хазария (Глава из книги "Святослав")
Доростольское сидение (Глава из книги Доростольское сидение (Глава из книги
Варяги - незамеченная загадка (Глава из книги Варяги - незамеченная загадка (Глава из книги
Быль про Быль про "инока" Пересвета или как церковь к Русскому подвигу примазалась
Кто на море хозяин? (Глава из книги Кто на море хозяин? (Глава из книги "Святослав")
Подсокольничек: образ полукровки в былинахПодсокольничек: образ полукровки в былинах
Загадка Прильвицких ИдоловЗагадка Прильвицких Идолов
Сокол прилетает из-за моря (Глава из книги Сокол прилетает из-за моря (Глава из книги "Святослав")
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru