Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки



История
Религия и обычаи городов Финикии

Зафиксировав, насколько позволяли обстоятельства, их подробное описание, Эдди был вытащен наверх, откуда послал сообщение в Константинополь. К счастью, директором музея оказался образованный чиновник по имени Осман Хамди Бей. Не оставив находку на разграбление, он немедленно отправился в Сидон. Там по его приказу было выставлено круглосуточное охранение, и именем султана была обеспечена сохранность находки. В последствии все саркофаги обрели надёжное пристанище в Имперском Музее (ныне дворец Топкапы) Стамбула, где сегодня они доступны для изучения.

Роскошные гробы греческого типа представляли собой последний порыв финикийского искусства, прежде, чем оно сдалось преобладающему влиянию греческой эстетики. Можно только догадываться о том, кто поручил изготовить их, и чьи тела впоследствии были захоронены в них. Они относятся примерно к 300 году до нашей эры, и очевидно предназначены для высокопоставленных персон, возможно, представителей здешней династии, или правителей, наследовавших эту часть империи Александра после его смерти. Они изготовлены из пентелийского и парианского мрамора высшего качества, первый был импортирован с континентальной Греции, а второй с Эгейских островов. Но обрабатывали мрамор, вероятно, финикийские мастера. До самого своего заката финикийцы перенимали материалы и художественные техники других, приспосабливая их к собственным нуждам.

Поднять саркофаги из шахт на поверхность было непросто из-за хрупкости резных изображений, а также огромных размеров и веса. Так, один из них, ныне известный как Саркофаг Александра, поскольку на его фризах изображён македонский король в битве, и во время охоты на львов – имеет 3,3 метра в длину и весит 15 тонн. Хамди Бей решил эту задачу, выкопав наклонный тоннель, по которому саркофаги были вытащены с помощью системы роликов. Находясь в подземелье и наблюдая за работами, он взглянул на потолок одной из камер, и обнаружил отверстие, проделанное когда-то в прошлом грабителями. Через него он проник в другую камеру, находящуюся на дне второй, совершенно неожиданно обнаружившейся погребальной шахты, всего в полуметре от основной. Она была изолирована, и не так глубока, как основная шахта. В ней также были устроены раздельные камеры. Камера, в которую пробрался Бей, оказалась пустой – грабители вынесли всё, что могли. Но по счастливой случайности они не заметили, что одна из стен камеры была сложена из кирпича. Хамди Бей распорядился разобрать кладку, за которой обнаружилась другая комната, пол которой был сделан из толстых, тщательно подогнанных каменных плит. Рабочие вскрыли пол и обнаружили, что плиты были уложены в три слоя. Под ними было помещено огромное каменное перекрытие. Очевидно, кто-то (а точнее, его потомки) очень постарался, чтобы его не смогли побеспокоить.

Как выяснилось, это был сидонский король. Когда была удалена последняя плита и Хамди Бей смог осветить фонарём камеру, он увидел чёрное базальтовое лицо египетского антропоидного саркофага. Когда гроб был извлечён, на нём обнаружилась длинная надпись на финикийском. По ней умерший был незамедлительно идентифицирован: «Я, Табнит, жрец Астарты, король Сидона, сын Эшмуназара (также) жреца Астарты и короля Сидона, покоюсь в этом (гробу). Кем бы ни был ты, обнаруживший этот (гроб), не открывай, не открывай его и не беспокой меня, ведь не было мне дано ни серебра, ни золота, ни драгоценностей. Только сам я лежу в этом (гробу). Не открывай его, не открывай его, не беспокой меня, ибо такой поступок оскорбит Астарту. Но если ты откроешь его, и если ты побеспокоишь меня, да не (обретёшь ты потомков) среди живущих под солнцем, ни покоя (среди мёртвых)». Эта надпись напоминает и другие, списанные с финикийских гробниц и саркофагов. Из истории осквернения финикийских гробниц ясно, что это проклятие едва ли работало. И в этот раз гроб был открыт археологами. Внутри лежал король Табнит, почти не тронутый тлением, тело его было вытянуто, спина покоилась на доске из сикамора, в которой под головой было вырезано углубление. Тело было привязано к доске верёвкой, пропущенной сквозь шесть серебряных колец, закреплённых в доске. Два кольца всё ещё оставались на месте, и в гробу сохранились фрагменты верёвки. И тело, и доска плавали в маслянистой буроватой жидкости. Здесь, наконец, представился случай из первых рук узнать что-то о секретах египетского и финикийского бальзамирования, ведь тело Табнита сохранилось чрезвычайно хорошо. Это был стройный, но весьма мускулистый мужчина около 165 сантиметров ростом. Его кожа была мягкой на ощупь, на ней обнаружились следы оспы. Он имел большой орлиный нос, выдающийся подбородок и волнистые рыжевато-коричневые волосы, сохранявшие следы окрашивания. Его грудная клетка была вскрыта, чтобы удалить желудок. Глаза отсутствовали. В целом, не считая участков носа, губ и груди, имевших контакт с воздухом, его тело находилось в замечательно хорошей форме. Более того, внутренние органы также были в хорошем состоянии. Странная маслянистая жидкость, а также некоторое количество мелкого песка, в который тело Табнита было частично погружено, отлично поработали для его сохранения.

Хамди Бей следил за осторожным извлечением саркофага Табнита через вырытый туннель, но вскоре отошёл перекусить. Пока его не было, некоторые чересчур любопытные члены рабочей группы повредили гроб. Вся жидкость вытекла на землю, а с ней исчезли и секреты сохранности тела.

Как ясно следует из надписи на саркофаге, Табнит был сыном Сидонского короля Эшмуназара. Он также был отцом Эшмуназара II, погребённого по соседству в чёрном базальтовом саркофаге, который теперь находится в Лувре. На саркофаге Эшмуназара II имеется очень длинная надпись, подтверждающая отцовство Табнита. Там также имеются любопытные сведения о том, что жена Табнита была его сестрой, жрицей Астарты. Здесь опять мы видим указание на тесную связь жреческой и королевской власти в Финикии, а также на попытки сконцентрировать эту власть в руках одной семьи.

С обоими Эшмуназарами и Табнитом, список имён известных сидонских королей увеличился до 18. Но они разбросаны по более чем тысячелетнему периоду истории, и ещё раз показывают, как мало мы знаем о деталях жизни этого финикийского города. Типичный сидонский антропоидный гроб, мраморное изваяние с египетскими очертаниями и греческим лицом, ничем не может нам помочь, поскольку не несёт на себе никаких надписей. В общем, это просто продолговатый кусок мрамора, имеющий смутный человеческий контур и съёмную крышку. Гроб расширялся у ступней, и в некоторых случаях в мраморе были действительно высечены ступни. Лицо статуи было обычно стилизованным в той или иной мере, но иногда предпринимались попытки передать портретное сходство.

Глядя в глаза этих невозмутимых гладких лиц, мы будто ловим взгляды тех, кто покоится за ними. Портретное сходство было даже ещё более сильным изначально, поскольку финикийцы (опять же следуя греческой традиции), тщательно раскрашивали статуи. Многие из них хранят следы краски. В частности, один из гробов, раскопанных в Сидоне, чрезвычайно хорошо сохранил цвета. Волосы тёмно-рыжие, лицо цвета бледной плоти, губы красные. Глаза выполнены с большим прилежанием: каряя радужка и чёрный зрачок, очень светлый голубой белок, красный уголок века и отдельно прорисованные ресницы. Этот саркофаг выглядел поразительно живым, когда был обнаружен, и стал поистине жемчужиной среди 11 антропоидных гробов, извлечённых из сети двух погребальных шахт подле Сидона в 1901. Несмотря на то, что раскопки в окрестностях Сидона спорадически продолжаются, и с тех пор сделано много новых открытий, всё же ничто не может сравниться с этой уникальной находкой, или эффектными саркофагами Табнита и Александра.

Любопытный факт, установленный в результате раскопок в Сидоне – финикийцы были экспертами зубоврачебной практики. Верхняя челюсть женщины, чьё тело было обнаружено в саркофаге, имеет два зуба, пересаженных от другого человека, причём они плотно подогнаны к собственным зубам пациентки при помощи золотой проволоки. Было ли протезирование сделано из косметических соображений (пересажены передние зубы), или из необходимости, неясно, однако в случае с телом мужчины, обнаруженным в другом саркофаге, утилитарная природа его зубной операции очевидна. Он страдал пародонтозом, и шесть его зубов либо расшатались, либо вовсе выпали. Все они были закреплены одной золотой стрункой, очень ловко обмотанной вокруг соседних, более крепких зубов. Обладатель протеза носил его в течении долгих лет, поскольку зубы имеют следы изношенности, указывающей на их частое использование.

Не смотря на то, что мода на антропоидные гробы процветала на востоке, она совсем не распространена в Карфагене и других западных финикийских городах. Лишь немногие разрозненные экземпляры найдены здесь. Карфагеняне предпочитали совершенствовать шахты. Некоторые из шахт в погребениях Карфагена имеют более тридцати метров в глубину, и дают представления об усилиях, затраченных этими людьми для того, чтобы их мёртвые могли оставаться не потревоженными. В каждой из этих глубоких шахт обычно устроено не более трёх-четырёх камер, это указывает на то, что благоустройство большого количества мертвецов не было их заботой.

Где и когда финикийцы впервые обратились к кремации, как замещения обычного погребения – вопрос неясный. Древнейшей ханаанской практикой в приморском районе, испытывавшей сильное влияние египетской культуры, было погребение. Кремация, как кажется, проникло сюда во время периода переворотов и вторжений двенадцатого столетия до нашей эры, поскольку отдельные её примеры обнаруживаются по всему Леванту, начиная именно с этого времени. Эта практика, вероятно, пришла в Карфаген с запада, и здесь усилилась контактами с местными северо-африканскими обычаями, потому как на финикийском западе свидетельства кремации значительно более часты, нежели на востоке.

Хотя жители запада и не были столь искусны в изготовлении саркофагов, они очень активно создавали могильные камни – стелы. Стелы известны по всему финикийскому востоку, и отражают долгую традицию возведения знаков или вотивных памятников того или иного характера. Запад Финикии чрезвычайно изобилует такими знаками. Только одна Мотия производила их сотнями, Карфаген – тысячами. Стелы имеют великое множество различных форм и размеров, но типичной является грубый продолговатый кусок песчаника или известняка, иногда с заострённой вершиной, обычно имеющий некоторые декоративные элементы, грубо вырезанные на лицевой стороне. Многие карфагенские стелы имеют символ богини Танит: треугольник, увенчанный горизонтальным прямоугольником, и круг сверху. В этих трёх элементах нетрудно увидеть человеческую фигуру в юбке. Танит, очевидно, также связана с луной, поскольку её символ часто покрыт сверху растущим лунным серпом.

Сама суть Танит и то, как она проникла в карфагенский пантеон, остаются загадкой. Когда принцесса Элисса бежала из Тира, чтобы основать Карфаген, она взяла с собой верховного жреца Астарты и восемьдесят юных девственниц. Так, культ Астарты, местные версии которого впитали имена и черты греческих и римских богов, делающих финикийский пантеон таким запутанным, в том или ином виде сопутствует всей истории Карфагена.

Танит могла даже проделать путь назад на восток, в пантеоны восточных городов. В 1971 году груз маленьких глиняных фигурок Танит был обнаружен на дне моря, разбросанным всего в миле от берега Израиля, подле древнего финикийского города Акки. Корабль, перевозивший груз, исчез. Израильские археологи предполагают, что судно могло следовать на восток, возможно, из Карфагена, центра почитания Танит, и попало в шторм, немного не дойдя до безопасной гавани. Если бы корабль шёл, наоборот, в Карфаген – он не затонул бы так близко от точки отправления, его капитан никогда не бросился бы из родного порта в шторм.

Собственно, Баал был принесён в Карфаген с востока, но здесь проявился под именем Баал-Хаммон, «господин алтаря благовоний», отражающим огромное количество ароматных масел, используемых в его ритуалах. Его точный статус в Карфагене не определён, поскольку главным мужским божеством материнского города Тира был Мелькарт, также прибывший и в Карфаген, и почитавшийся здесь многие столетия. На самом деле в ранние годы Карфагена, некоторые преданные почитатели, как сообщается, каждый год возвращались в Тир, с целью засвидетельствовать уважение Карфагена Мелькарту в его храме.

Мелькарт, таким образом, представляет собой связь со старым укладом родины, и таким образом, выражает политический консерватизм в новых западных городах. Он был богом-патроном старых благородных семейств Карфагена, в частности, Баркидов, породивших плеяду блестящих полководцев: Гамилкар Барка, два Гасдрубала, Ганнибал и Маго. В изменении иерархии богов, во имя которых различные фракции сражались друг с другом, мы видим слабые отзвуки политической и классовой борьбы в Карфагене: в конечном итоге старая пара Мелькарт-Астарта уступила первенство Баал-Хаммону и Танит.

Боги также утрачивали некоторые функции. Со временем Танит заняла место Астарты, как матери земли в Карфагене. Она стала спутницей Баала-Хаммона в знаменитой финикийской троице отца, матери и сына. Согласно авторам Gilbert Charles Picard и Colette Picard, внезапный подъём Танит к верховенству может быть привязан к катастрофическому поражению карфагенян в битве при Гимере в 480 году до нашей эры, когда они намеревались изгнать греков из Сицилии. Этот отпор заставил карфагенян отступить далеко вглубь своей территории, всё ближе к восточным и африканским обычаям. В этой атмосфере Танит и смогла подняться к величию. Некоторые учёные полагают, что и сама она имеет африканское происхождение, а её подъём отражает собственное географическое положение Карфагена: маленький финикийский анклав, затерянный среди тесного населения ливанцев, нумидийцев и берберов, неизбежно испытывающий влияние как смешанных браков, так и местных традиций.

Как бы там ни было, огромное количество вотивных камней, посвящённых святой Танит, появившихся в Карфагене примерно в 500 году до нашей эры, указывает на утверждение её превосходства с этого времени. Но и её дни также не были вечны. Хотя жрецы Карфагена боролись за поддержание чистоты и самостоятельности своей религии (не говоря о личной власти), в силу обстоятельств они были вынуждены мало помалу уступать греческим и римским богам, которые не только были более привлекательными в своей сути, но и несли с собой стандарты более прогрессивного, гибкого и интересного общества, с более живыми формами искусства и просвещённой политикой, развитыми ремёслами и торговлей, и наконец, как в случае с римскими богами – ещё и превосходящей армией.

На востоке финикийские боги и уклад жизни были стремительно поглощены греческими. Ко времени Александра Мелькарт уже наполовину был Гераклом, как и в Карфагене. Баал-Хаммон, последний из жестоких идолов, которому приносили в жертву детей, был поглощён римским культом Сатурна. Мать Танит стала Матерью Юноной. С падением Карфагена в 146 году до нашей эры, его жрецы ещё держались несколько поколений, возлагая всё большие надежды на африканское население. Они сохраняли живым свой язык некоторое время среди нумидийцев, но недолго. Великий бог Баал, вещавший голосом бронзового лязга во многих городах тысячи лет, оказался повержен. Свита его жрецов исчезла в безвестности. Язык, на котором он почитался, стал тихим шёпотом, и, наконец, умолк.


Предыдущая страница (1/3) - Следующая страница (3/3)

Дата публикации: 19.08.2009
Прочитано: 7273 раз


Дополнительно на данную тему
Мятежи волхвов в Верхнем Поволжье XI в.: индоевропейские параллелиМятежи волхвов в Верхнем Поволжье XI в.: индоевропейские параллели
Автор Автор "Слова о Полку Игореве": Христианин или Язычник
Русь и Хазария (Глава из книги Русь и Хазария (Глава из книги "Святослав")
Доростольское сидение (Глава из книги Доростольское сидение (Глава из книги
Варяги - незамеченная загадка (Глава из книги Варяги - незамеченная загадка (Глава из книги
Быль про Быль про "инока" Пересвета или как церковь к Русскому подвигу примазалась
Кто на море хозяин? (Глава из книги Кто на море хозяин? (Глава из книги "Святослав")
Подсокольничек: образ полукровки в былинахПодсокольничек: образ полукровки в былинах
Загадка Прильвицких ИдоловЗагадка Прильвицких Идолов
Сокол прилетает из-за моря (Глава из книги Сокол прилетает из-за моря (Глава из книги "Святослав")
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru