Общество Белые Традиции

  Сделать домашнейДобавить в избранноеНаписать нам   

Главная
Новости
Галерея
Статьи

 
Библиотека

 
Форум
Ссылки
Контакты

Другие ссылки
Общество "Полюс"
История Белой расы
Новостной блог




Мигель Серрано
Поднятый палец (глава из книги "Герметический Круг")

Мастер Джу-дши был, как нам рассказали,
Столь тих и мягок нравом, и так скромен,
Что отказался и от слова, и ученья
Ведь слово – форма, он же видимости всякой
Благоразумно избегал.

Как школяры, монахи и адепты
О Сути Мира, высшем Благе
Бесед высоких в проблесках ума
Вели слова – он охранял безмолвно
От всяких излияний через край.

Когда ж ему они вопросы задавали
Пустые и глубокие, о смысле
Писаний древних, Будды именах,
Об озареньи и Начале мира,
Крушении его – хранил молчанье,
Лишь мягко палец направляя вверх.

И этот знак перста, безмолвно-веский,
Всё назидательней и ярче был: учил,
Хвалил и порицал, он рёк, так странно
Указуя в сердце Правды Мира, что тогда
Иные юноши, познав неброский жест,
Ввысь устремясь, содрогнувшись, проснулись.

Закончив читать, я взглянул на Гессе и увидел, что он поднял палец. Некоторое время мы оба молчали, наблюдая за тем, как за окном медленно опускались снежинки. Наконец он нарушил тишину:

- Слова в действительности – всего лишь маски, сказал он, - редко они могут выразить истинное значение; на самом деле, они скорее скрывают его. Если можешь жить в фантазии, то не нужна религия; ведь, обладая фантазией, можно понять, что после смерти человек заново вливается во Вселенную. Я повторюсь – не нужно знать, есть ли что-то за краем жизни. Важно только суметь выполнить то, что было необходимо; если справиться с этим, то и в целом всё будет верно. Вселенная или Природа для меня – то же, что Бог для других. Неверно полагать, что Природа – враг человека, арена завоеваний. Скорее, нам следует принимать Природу как мать, и мирно отдавать себя ей. Приняв такой образ мыслей, мы почувствуем возвращение к Вселенной, как и все прочие: как растения и животные. Мы всего лишь бесконечно малые части Целого. Мятеж абсурден; мы должны отдать себя великому течению…

- А что насчёт индивидуальной личности? - спросил я, - она всегда сопротивляется и бунтует. На Востоке, конечно, нет понятия индивидуальности, присущего христианским странам. Я думаю, личность в целом – плод христианства, так же как и любовь, ведь любовь – это побочный продукт личности. Без личности не может быть любви, или, по меньшей мере, истинно страстной любви.

Поскольку Гессе, кажется, был согласен с моим анализом, я продолжал: - Точно так же красота, или хотя бы понятие об индивидуализированной красоте – производное от понятия личности. Это верно в равной степени и для красоты поступка или красоты жизненного пути, и для красоты улиц и площадей, соборов в городах Европы. Конечно, и природа красива, но в совсем иной манере. Разница заметна более всего на примере храмов и монументов Востока. Они красивы в том смысле, в каком может быть красив водопад или лес – в совершенно безличностном смысле. Я знал некоторых свами, совершенно безразличных к красотам Флоренции. Идея личности ещё не достигла Востока, и личное там не нашло понимания, так же как и любовь в западном, христианском смысле. То, что я говорю – не критика, просто утверждение факта. На самом деле, для Запада идея личности может оказаться причиной недуга, главным проклятием нашего существования…

Я на мгновение замолчал, вспоминая, что сказал мне Гессе о своей книге Сиддхарта, и, в особенности о тех двадцати годах, что прошли с момента её издания до тех пор, как она появилась в Индии. Даже сегодня многие ортодоксальные индусы считают эту книгу фальшивой обработкой истин Востока в христианском ракурсе. Сиддхарта – это драма индивидуализированной души, и сознательные действия, предпринимаемые Сиддхартой в зрелом возрасте, являются результатами постоянной работы рассудка.

- Странно видеть, - продолжил я, - как Веды и Бхагавад-Гита остаётся для индусов центром притяжения. Они совсем не создают ничего нового, и даже художники-абстракционисты в Индии в конце концов возвращаются к осмыслению Рамаяны.

- Но это несомненно хорошо – в этом вся сила индуизма. Он продолжает единую линию; он заинтересован в концентрации, и противостоит рассеиванию. Не забывайте об опасности взять на себя слишком многое… Более того, не упускайте из виду: если индусы мало читают, это потому, что англичане препятствуют распространению переводов европейских авторов. В глубине души я полагаю, что на самом деле Вы защищаете Запад, и, вероятно, потому, что он проигрывает сегодня, а Восток снова поднимается.

- Нет, - возразил я, - это совсем не так. Я не испытываю большего сочувствия к Западу, нежели к Востоку. Я не принадлежу к ним. Моя родина – Южная Америка, и я думаю, что нахожусь меж двух полюсов. Гессе поднял палец, подобно учителю Джу-дши.

- Не забывайте, что слова – лишь маски…

В это время вошла миссис Гессе, чтобы пригласить нас в столовую. Она оказалась наполненной светом, а на стене весела картина, изображающая Кальв – город, где родился Гессе. Была приглашена также и миссис Элзи Бодмер – вдова владельца дома, бывшего другом семьи. Гессе сообщил нам, что обед будет подаваться в индусской манере.

- Когда я был ребёнком, в Кальве, - сказал он, - по воскресеньям мы всегда ели карри, и из колоний приходили дети, чтобы отобедать с нами. И мой дед, и отец были тесно связаны с Индией, и от них я научился любить бога Кришну. Нам подали красное вино из Тицино, и мы с Гессе выпили. Яркий свет дня играл на хрустале бокалов, отражаясь на скатерти радужным блеском. Гессе сидел напротив меня и всё ещё держал бокал в руке; казалось, он медитирует. Белый свет, отражавшийся от стола, делал его голубые глаза ещё ярче.

- Как вышло, что я оказался здесь? - спросил я, медленно и веско выговаривая слова, - Как вышло, что я пришёл из таких далей, и был удачлив настолько, чтобы оказаться сегодня здесь, с вами?

Гессе оставался недвижим, купаясь в зимнем свете, а затем сказал:

- Ничто и никогда не бывает случайным. Здесь встречаются только нужные гости. Это Герметический Круг…

Я тотчас понял, что эти слова ни в коем случае не были случайными, но пришли из мира чистых символов. Теперь наконец, я почувствовал, что Гессе придаёт какое-то значение моим странствиям и путешествиям, говоря со мной, как Сиддхарта однажды говорил с Говиндой. Я молчал, и глядя на него, почувствовал, будто учитель Джу-дши снова повторял свой жест…

Перевод: bewölkter, ОБТ-Беларусь


Дата публикации: 10.09.2009
Прочитано: 3901 раз


Дополнительно на данную тему
Сокровище Нибелунгов и Валькирия Брюнхильда-КундалиниСокровище Нибелунгов и Валькирия Брюнхильда-Кундалини
Зигфрид предаёт свою ВалькириюЗигфрид предаёт свою Валькирию
Гиперборея и АтлантидаГиперборея и Атлантида
КлючиКлючи
Воскресение Бальдура в ВодолееВоскресение Бальдура в Водолее
КалеучеКалеуче
ГЕРДАГЕРДА
ГолемГолем
Цветок друидов и Число ГипербореиЦветок друидов и Число Гипербореи
Кабиры, два вида Каббалы, Конь и Дева «del Carmen»Кабиры, два вида Каббалы, Конь и Дева «del Carmen»
[ Назад | Начало | Наверх ]
Печатная продукция
издательства
Ex Nord Lux


Электронные книги издательства
Ex Nord Lux DIGITAL




Рассылка



..:: Архив рассылки ::..

Рассылка \'Новости ресурса "Белые Традиции"\'   Рейтинг@Mail.ru